Вольное Поселение эльфов, не-людей и людей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вольное Поселение эльфов, не-людей и людей » Самиздат » Мастерская Слова


Мастерская Слова

Сообщений 31 страница 51 из 51

31

Небесная синь отразилась в беспокойной глади моря. Горы в лазури, нависшие над окрестными водами радужным талисманом… Они видят и взаимные отражения двух гладей… и буйства стихий… и даже экстаз двуликого молчания, когда по тонкой грани их миров грациозно приближается Морской Крылатый Змей, способный скользить с одинаковой изящностью и по воздуху, и по воде, и внутри этих двух лазурей состояния…
Видят эти горы, как остается на воде летопись движения змеиного тела времени, как оставляет на глади свой росчерк эта капризная дама… Не хочет лишить ни единого уголка вселенной своей опеки… любви…
Игры.
Игры света и тени с секундами, каждый век просыпающими крупицы змеиного взгляда, в подставленные ладони. Ладони Ожидания… С каждым веком Ожидание все глубже пропитывается пластикой движения Мирового Змея Уробороса…
Но только Лазурный Талисман северных морей, успевший заполнить коробы столетий, заметил, насколько призрачно тело времени… Насколько оно похоже на кромку Радуги… на тонкое скольжение красоты по неизведанным мыслям пространства… тоненький блик, мгновение доступный даже твердому взгляду людей, колышется при каждом дуновении искренности. При каждом теплом взгляде разноназванных глаз… при каждом слове невзначай расплетенных голосов… при каждом касании пластики нежности…
При каждом свершившемся начертании… начертании стиха двуединым движением… сплетении двух нитей Великого Пути в одну неуязвимую красоту… В один витой рог, исцеляющий душу от одиночества…
от необходимости пить в одиночестве, неизбежности бесед с черными псами, каждый раз внезапно одевающими маски мыслей Мефистофеля… от бессмысленного шагания вдоль кромки воды, в надежде поймать ужа за собственный хвост… за собственное нехотение… чего-нибудь, чего-то нужного и необходимого… но «чего-нибудь»…
от страха навечно потерять страх… Страх Одиночества… Потерять эту зыбкую пелену, окаймляющую сознание по ободу взгляда… Потерять дружбу с Одиночеством… Потерять одиночество…
И только Лазурный Талисман, всем своим базальтовым телом чувствует, что еще немного – и нарушатся границы… Еще немного – и море нарисует на своем лице фрески давно забытого… И сознание выйдет из берегов понимания, и захлестнет волной неведомого…
Неведомых Далей…
Родины Лазурного Талисмана…

32

Рассвет… Дождливый взгляд спросонья… Послание заоблачных сущностей, скорописью нанесенное на нынешний момент, на солнечном ветру серебрится червонным золотом … Капли дождя, как стрелы далекого и незнакомого Купидона, стремятся проникнуть в самое сердце земли… Стремятся туда, где их не станет…
Сердце Земли жарко как доменная печь… и только Луна может прочувствовать весь пыл Земной Страсти. Только Она, постоянно меняющая рельеф своей улыбки, сможет разгадать улыбку Земли, которую не способно прочесть даже Солнце…
Луна подмигивает из-за веток. Ее просеянный через древесное сито мурлыкающий свет мягко ложится на тропу, и плавно облегает все, что можно на ней различить… В такие ночи от лунного света не бывает теней… он так плотно окутывает каждую крупицу пространства, что тени идут внутрь…
Мои тени спрятались во мне… теперь они не следуют за мной, словно шлейф королевской мантии… Никто не рвется вперед, словно гончая почуявшая близость следа… Не стаскивает с моего пути, то в одну, то в другую сторону…
Теперь каждая из моих теней согласна со мной…

Иду по тропе, которая непременно приведет меня… к Рассвету… Дождливому приветствию нового дня… Дождливому прощанию с нынешней границей… Границей, стражем которой когда-то, через много веков, станет Феникс…
Я шагаю навстречу…

33

Золотую цепь своих чашуйчатых взглядов
Как бутоны чайных полётов, как узоры самшитного камня
Вышью ароматом ши, от которого ты фырчишь,
Смеющийся лесным эхом и крошками сот, Лис

Своим взглядом ты взбиваешь мне волосы,
Они становятся как разогретое молоко,
Липовыми или слегка зернистыми
                                            от чрезмерной резкости
Такими бывают июльские ночи
и бороды грецких орехов,
спящие
         в замочных скважинах сна…

Как непросто остаться бабочкой,
когда вокруг пчёлы
купаются в капле белоснежного счастья,
может быть,
так короли
проверяют степень
искушённости своим именем
                                                 -  БАТТЕРФЛЯЙ.
Смогу ли я
остаться на поверхности
самого радостного
фонтана?

Ты целуешь алмазы
на свитках меловых раковин
Отвечая
песчаным взглядом:
Одевай на себя
                   сколько хочешь небесных платьев,
Всё равно
глаза у тебя золотые
А походка лесного ветра

Если ты
не желаешь обрасти следами
своих же стоп,
не спеши
перед собой
расстилаться!

Этот мир!
В котором
              всего лишь яблоко,
И то, не адамово,
                    стоит шестнадцати лет!

Кто бы знал!
Линии венчальных пальцев
Искра столетий
выбрала
чтобы обнять
сторону кольца
и понять её тень

Как я смею
Пугать отражение
Своим лицом?..

Вспоминаю
   мелодию
         зеркального,
Истории твоих ладоней
И запах вина,
Которое ты заворачиваешь
                                   в фольгу
                                          созвездий

История начала
Легенда
Вечного продолжения

Выбери
среди единиц
свою цифру,
пускай она пахнет густой красной гуашью и беличьими хвостами

Отредактировано Дзыга (2006-01-28 07:58:12)

34

Комната дышит маслом пальмовых косточек, на стёклах вырастают эбеновые деревья, стройные ногти на белом листе бумаге оставляют следы птичьих криков…
За ночь на такой стОлице выпадает перистая роса - завтрак утреннего песка сонного, который выпутывается из волос, ввившихся в раковину.
Китаянки на заварочных чашках танцуют парусные волны, впитывают эликсиры; бутоны расцветают от жажды…
Помнишь, солнце кланялось подножию твоей горы? Помнишь, шёпот сирены был на волос ближе, помнишь, молились деревья ветру петель огненных, помнишь?..
Условились мыши, в полнолуние отрастив себе крылья, условилась Луна с лисьей улыбкой, о молчании условились, прядями расписывать уголки стеклянного шара.
Пряный песок, пятнистая шпага, пуговица ведьминского взгляда…
Повесть земли, раскручивающейся на шелковом стежке жеста.
Если бы если бы если бы
Ибису захотелось испить вина
Если бы у морского дна звезда отыскала своё небо…
Если бы птицы умели петь про небо, они не летали бы, они бы ползали по песку, медленно превращаясь в вечность, чтобы упасть на спину горы снежного водопада,
Чтобы испить вина белого солнца, чтобы пустыней стать от одного глотка…
Чтобы…
Небо дышало историей маслиновой косточки, и на зеркалах осенних рисовали печати признания. Помнишь, ответы на замкнутые вопросы?
Камень уробороса…

35

Прозрачно-радужное молчание мчится навстречу с тайной ладоней, протягивающих горстку пламени: за тебя я отдам жизнь…
…приобретая цвета переходов, множась на танцы с деревьями, росу перенося с щеки на щёку, так оно радуется, так оно… так оно так…

На поляне, проросшей уроборосом
Да, там вчера… а, впрочем, тысячу лет назад,
На том мудром, проросшем кобрами холме,
там где цветёт их пернатое дерево,
там вчера она танцевала с молниями…
а сегодня, представьте,
она…

…она выпрыгнула из сна, и тут же начала распутывать волосы: трава, солнечные лучи, немного прошлогодней осени, майской грозы, первая засушенная роза, как взгляд -  колющая и рассыпающаяся в снег от прикосновения…

а сегодня там выпал снег

И не спрашивай, почему я ухожу смотреть грозу,
И не спрашивай, я отдам жизнь…

Я не смею продолжать с нуля

36

...............................................................................Россыпь блесток
...............................................................................Я шагаю по лестнице света
...............................................Только он знает вкус моих следов стеклянных…

Огромный угол, объёмное зеркало, отпечаток губ, вылепивших чудо. Словно лампа волшебного ока, словно капля в волосах лодочника, канаты, сплетенный из рыбьей чешуи, канаты, заплетенные в облака, губами выплетенные.
Ты обещал поставить меня в угол, и вот я стою в кругу, держа над своей головой корзину Кони смеются, позвоночник хохочет откуда-то из груди.
Есть такие цветы, которые распускаются в дни праздничного неба, лесные цветы…
Если бы это была раковина… но ты всё равно прочитываешь свиток, и на ладони твоей распускается чешуйчатое яйцо.
Шепот поднимается изнутри, тень твоего голоса. Ещё один лепесток вызмеивается от удовольствия, полифония братства:
«Иди, иди – дышат, - иди, приподнося ступени своих теней,  - лети те тени, - жалящие осколки, - терпите, пути терпят шаги дышащих…»

37

Здравствуйте! В первую очередь, хочу поприветствовать Хозяинов (уже смею сказать) НАШЕГО Поселения (Лейтенанта Немо (ныне Капитана) и Ринни)), а также его Жителей.
Во вторую очередь хочу впихнуть антиоффтоп в образе моих последних стихов:

***

Налиты кровью братские чаши,
Неважно кто прав, где свет и где тьма,
В трактире сегодня одни  ренегаты,
Никто не отступит, их выход - война…

Как пир перед смертью устроили боги,
Последние тосты задорят сердца,
«Мы встретимся вскоре», - поведал нам Один,
Ответели люди: «Готовь нам вина!»

И смех в предкушеньи полёта валькирий,
И радость покажут хмельные глаза,
Сегодня для нас песни, пляс и веселье,
Плевать, что ждёт завтра, ведь завтра война…

Вот, ворон – предвестник кружит над степями
И войны уж видят сказанья богинь -
Кому суждено умереть меж мечами,
Кому предназначенно выйти живым.

Победой играют Вальхаллы рога,
Приветствие шлёт боевая труба,
Эй, Один, скорей отперай ворота,
Да ставь на столы нам покрепче вина!

***

Я был рождён стремленьем воли
И помню счастье на своём лице,
Что было странным сном, осталось болью,
Все истины лишь в пепле и золе...

Я вновь встаю, раздувши пламя,
Вздыхая в ночь бреду, чуть видя свет,
С усмешкой спотыкаевшись о камень,
Иду Домой... уж сколько лет...

Но не желаю плакать на коленях,
Хоть сотни жизней мне страдать во мгле,
Во льдах и холоде, сквозь грязь и слякоть
Меня согреют пламени в душе.

Раздвинув ставни, шаг за шагом,
Дыханьем мерным сквозь года,
Я вновь ступаю по дорогам мрака
Иду к началу от конца.

Но лишь теперь я понимаю,
Зачем мне дан был этот путь,
Как просто всё, что гениально,
Как больно мне теперь уснуть...

Но я восстану как раскаты грома,
Забыв про страшный долгий рок,
И ради Бога, ради Дьявола и Дома
Я лютню снова поменяю на клинок...

***

Вы славите всех королей,
Кто манит светом, подлый змей
Для вас, кто шёл наперекор богам,
Но выбар сделан, выбор дан...

Но я не верю в тьму и свет,
Игру вы сами нарекли,
Вы воспевали дни побед
И дни бессмысленной войны.

Прикрытье для себя нашли
Пределы света и любви,
Но вы не знаете, где истина
И, как пусты ваши глаза.

Над небосводом голубым,
Среди вершин и острых скал
Найдут великие дары,
Кто просветленье отыскал.

Пепел среди скал ложится
На ноги... Как сложен путь,
Только бы не оступиться
И с дороги не свернуть.

Есть сто путей, а я пойду
По бездорожью словно зверь...

***

Пускай я сражаюсь на битве вновь,
Пускай крики смерти и льётся кровь,
Пускай, наверное, так судьбой суждено,
Не буду просить о пощаде богов!

Не стал бы менять свою прошлую жизнь,
Не смог бы забыть, как в огне мы дрались,
Как жили, сражаясь, не ставши под тень,
И люди мечтали: «Прожить бы так день!»

Мы слышали пенье, там, где его нет,
Мы видели правду, где стёртый был след,
Мы знали, что нет больше зла и добра,
И смерти смотрели с усмешкой в глаза. 

Растрёпаный плащ и в грязи сапоги
Для нас были платья самих королей,
Но люди страшились, захлопывав дверь,
А мы всё смеялись, смотря на людей.

Лишь памяти слово способно прожить,
Оставившийся пламень не сможет остыть,
Курганы напомнят о стенах огня,
Где наши с тобой догорали сердца…

***

Поясал меня мой ангел златом, льном и серебром,
Поднимал меня в вершины, нёс летящим облаком,
Разрезал мой прах на ветви, пеленал снежинки скал,
Но зачем открыл мне это, ангел так и не сказал...

Знаю, смерти нет, но всё же, боль от смерти не унять,
Не запомнить все наветы, ныне правду не принять,
Крах для мира будет слово, слово правды и любви,
Город света, тьмы и гнева в миг низвергнится в тени.

Вам - миры, штандарт и боги, мне - огонь, туман и крылья,
Каждый в праве сам решится, может и не в этом мире,
Может быть ни в этот раз, ныне крест порвать в руках,
Кто же знает - только боги, да и те не знают как...

Я молится не желаю за себя, лишь за других,
Пусть в грязи погрязну вскоре, пусть душой померкну в миг,
Ты - Создатель, я - не лучше, ты - Господь и я - Творец,
Каждый льёт своё преданье, каждый пишет свой конец.

Но даколе мне скитаться, сколько миль ещё пройти?!
Я хочу немного счастья, я желаю Дом найти!
Знаю, все слова - лишь чувства, ненавижу лживый взгляд,
И играть я ненавижу, хоть в игре давно погряз.

Сколько можно прять те нити, на которых мы живём,
Дом стоит, стоит скамейка, все прядут и мы прядём,
Ведь самим смешно от гнили, что истлела на руках,
Смех и грех, какой уж грех там, все идеи - только прах...

Листья сыпятся как души или души как листва,
Кто услышит - слышит крики, где взметается резня,
Полнолунним ураганом пожирает время крылья,
Разрывает разум в клочья. Видишь пламя жжёт тебя?!

Я устал писать о боли, это глупо и смешно,
Надоело петь про битвы, где лишь зло или добро,
Лучше смехом захлебнуться, выпивая за столом,
Если суждено загнуться, пусть и будет суждено.

Где-нибудь среди фиалок или в луже под мостом,
Где найдёт тебя бездомный и продаст в металлолом,
Потому что кроме стали, меди, цинка и свинца
Не останется средь пыли от тебя уж ни хрена!

***

Я не боюсь жестоких слов,
Я не боюсь паденья веры,
Мой мир жесток, но это жизнь,
Мой бог давно ослеп от боли.

Моя родня, мои друзья,
Спасибо вам, за то, что рядом,
Но в этом мире для меня
Ваши глаза - чужие взгляды.

Я ангел, что ушёл из рая,
Ни для кого, ни для чего,
Но я не пал и я не сдался,
Таким уж быть мне суждено.

Мой долг позвал в пустыню льдов,
Я произнёс слова заклятья,
Но свет погас, таков закон,
Осталось только лишь проклятье.

Теперь я странник меж мирами,
Мой путь идёт по бритве грёз,
Мой выбор - звуки острой стали,
Мой след - улыбки среди слёз...

Я не страдающий ягнёнок,
Мне эта роль не по плечу,
Скорее раб своих пророчеств,
И кто хозяин моему рабу?

Я сам... Я сам рисую в небе птицу
И горы, по которым я иду,
Иду к друзьям, врагам и року,
Нарисовавши к ним тропу.

***

Я не желаю быть один и не хочу идти со всеми,
Когда уйдут все корабли, когда утихнет голос пенья,
Я буду молча ждать дождя, склонившись над своей судьбой,
И с ним прийдёт моя весна, но я отправлюсь за зимой.

Мне места нет в чертогах тьмы и в светлом мире путь закрыт,
Я сам ушёл... Не говори... Лишь рваный плащ мой шелестит,
Лишь стёртый след... Не нужно слов, за всё ответил, мне не жаль,
Я спать устал средь лживых снов... Я всё сказал, не плачь, прощай...

***

Сумрака плед окутает землю,
Нам велено было просто идти,
Нами решалось на оке луны,
Свет озарил на прощание руну.

Млечный путь теперь наш проводник,
Песню наполнит огненный дух,
Струны прозрачны как утренний воздух,
Жизни теперь - бесмертия миг.

Искры костров, пляска ветров,
Льётся кольцо на приданиях неба,
Будем свидетелями жизни мира,
Будем с закатом славить богов.

Встанем с рассветом на стороны света,
Станем идти по замёршей земле,
В день разойдёмся в своей стороне,
Может ещё раз и свидемся где-то...

***

Вот такие вот дела. Извиняюсь за большое количество местоимений в данных "произведениях", дело в том, что это писалось практически на одном дыхании и я абсолютно понимаю, что прочтение всего этого списка одного за другим вызавит резкий гул в барабанных перепонках. Но, тем не менее...

38

Силиврен, здравствуй...:) рада видеть...:) и спасибо за стихи)))
Мне что-то вот не пишется пока, сижу тихонько))

39

Silivren
Оффтоп, конечно, но больно уж долго добирался до нас этот житель...  B) 
Рады видеть, рады приветствовать, рады читать  :)

ЗЫ
Даже по приветствию можно сказать, откеда кто к нам пожаловал. Силь - нету тут хозяинов. Каждый сам себе хозяин.  ;)  Мы с Ринни только за порядком следим... Когда время есть  :D

40

Ринни
А если прозой, как про того вампира?

Силиврену

Эльф, а помнишь людей, что вставали на бой вместе с вами?
Защищать от беды тех, кто в ужасе двери закрыл
Пали в битвах герои, стали песнями, стали словами
Чтобы кто-то хлеб в поле и цветы на курганах растил

41

Да, Ринни, поддерживаю Анну.. Про вампира получилась весьма и весьма недурно, скажу я вам. :)

42

Товарисчи!!!
Взываю к вашму милосердию!!!
Дайте прочить сие произведение, где можно прочесть?
дайте ссылочку, а?

передаю перо...

43

Здравствуйте, уважаемый Silivren!
Меня крайне порадовал ваш ответ, к тому же он вызвал некоторый приток народа на эту тему. Однако флуда на на этой теме не предусматривалось, предусматривалось обсуждение в прямом смысле этого слова.

Поскольку тема текста для меня является знаковой (как и для каждого, кто в него верит) прошу выслушать моё мнение в адрес вашего стиха.

вначале отмечу удачные выражения

Иду Домой... уж сколько лет...
(почти верлибр)

Все истины лишь в пепле и золе...

Иду к началу от конца.

Пепел среди скал ложится
На ноги... Как сложен путь,
Только бы не оступиться
И с дороги не свернуть.

Есть сто путей, а я пойду
По бездорожью словно зверь...
(рифма немного упрощает ваше творчество, избегайте штампов)

Поясал меня мой ангел златом, льном и серебром,
Поднимал меня в вершины, нёс летящим облаком,
Разрезал мой прах на ветви, пеленал снежинки скал,
Но зачем открыл мне это, ангел так и не сказал...
(всё произведение очень стилево, интересно, молодец, но поосторожнее с негативом)

Я сам... Я сам рисую в небе птицу
И горы, по которым я иду,
Иду к друзьям, врагам и року,
Нарисовавши к ним тропу.
(интересно, ыв говорите правду, часто написав себе судьбу, люди не задумываются над тем, что она сбудется. А она сбывается, если в написанное верят)

Искры костров, пляска ветров,
Льётся кольцо на приданиях неба,
(интересно, молодец)

Отмечу некоторые фразы, над которыми стоит поразмыслить (лучше это сделать самому)

Неважно кто прав, где свет и где тьма
(а по-моему важно)

Пускай крики смерти и льётся кровь,

(об этом лучше не говорить, негатив или любой на него намёк делает автора в глазах читателя негативным, для меня главное правило в творчестве - позитив)

Где-нибудь среди фиалок или в луже под мостом,
Где найдёт тебя бездомный и продаст в металлолом,
Потому что кроме стали, меди, цинка и свинца
Не останется средь пыли от тебя уж ни хрена!
(это уже не из той оперы, выражения ни хрена и продаст в металлолом сами по себе звучат некрасиво. "Не знаешь как сделать правльно - сделай красиво" наставление даосского мастера)

Я не страдающий ягнёнок,
(звучит слегка смешно)

Станем идти по замёршей земле,
(осторожнее там с глобальным потеплением)

В Ц Е Л О М
ОЧЕНЬ БЛАГОДАРЮ ВАС ЗА ОТКЛИК, НАКОНЕЦ, Я НАДЕЮСЬ, НА ТЕМЕ НАЧНЁТСЯ ИНТЕРЕСНОЕ ОБСУЖДЕНИЕ. ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ ЗА ТО, ЧТО С ПРЕВОГО РАЗА ТАК ПРОСТО И ТАК ЖЕСТКО ВЫДЕЛЯЮ ТО, ЧТО МНЕ РЕЖЕТ ГЛАЗА. ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫМ ПОКАЗАЛИСЬ ПОЧТИ ВЕРЛИБРЫ И МЕТАФОРЫ, ПОЗНАКОМИВШИСЬ С ПОДБОРКАМИ, КОТОРЫЕ НАХОДЯТСЯ У ОБЭРЕТНЯ, Я УВЕРЕННА, ВЫ НАПИШИТЕ НЕ ОДНУ ТАКУЮ ПОДБОРКУ!
СПАСИБО

44

В лилейных улочках толпятся щели смеющихся над стёклами улыбок. Змея над чешуей пустыни о чём-то просит зеркала.
Бутоны могут хохотать, прося прощенья у покоя.
Питон разыгрывает память собственных теней.
Я – изумруд хрустального вчера, я – мёд, и я – пчела, я начал собирать себя с причины, я круг творю из одного угла. Я не люблю яиц многоугольных, я не люблю квадратных лиц и запахов рассыпчатой лаванды, я не люблю падение цветка, я не люблю отсутствие…
Вейра ответов… обмахивают дам песчаных замков и королей придворных лун.
До рога – путь к истокам пар. До рога доплетается гора, до рога доплетается корона. Воркочущий узор – погоня капель смол, янтарная привычка бессознанья.
Вода рождается из камня.
Во временных метелях удавы сбрасывают кожу, в погоне собственных сердец по ветровому кругу, посекундно возвращаясь к той тринадцатой, чтобы посмотреть в глаза…
Иначеродные глаза своей пустыни…
Переращивается история, как актёр на глазах у сцены, как правда, раздвоенная  на кончике кинжала, как костёр - венчальная одежда…
Любящие молчание. Внимательно - по-стрекозьи, мгновенно - по-водопадьему, по-леопардьему хватко, молчание медленное, как морщины на лице песка. Не думала? Медное. Не ожидала? Солнечное.
Ты тоже сбрасываешь кожу? Как молочные зубы, не укусишь теперь своим телом…Ты тоже тянешь якоря? Ярая нага… Орех покусываешь, как только тот оказывается рядом. Скорлупу целуешь - вырастай поскорее, вы  растай… Как ты думаешь, это грустно? 
Плакать кожей, целовать нож, кланяться божьему запаху, заворачивать собственные жала в фольгу.
Когда ты учишься любить жёлтый, посмотри в глаза пчёл, на ресницы змеиных фантазий, в отражения лунных теней, познакомь свою спину с щекочущем стеблем чайно-солнечной розы, угости пыльцой с лотоса молоко грядущего часа, вкус секунды кисло-шипящий и с цокотом спелости прорастёт по твоей чешуе...
Ве-ери-иш-ш-ш-ш-ш-шь? Сквозь стекло прорастает дерево. Миндально-звёздное.
Зимние листья - лимонные звери – кланятся в танце таяния у губ ириса. Отчего он расцвел сегодня?
Отчего мне приснился цвет…
жёлтый…
клинок посреди осени…
Пятнистая лисья походка. Заступает за край пламени, оставляя косу нетронутой…
Тишина оливковой косточки.
Просто так интереснее отвечать на вопорсы…

45

***
Сон
Белая чаша солнцестояния…

Луг, проросший мелкими спиралями… Место исчезновение сна. В этом озере мчатся навстречу друг другу отражения.
Рука пьющего спрашивает будущее. «Круг», - отвечает волна.
Кто бы знал, что за зеркалом прячутся рыбы, кто бы знал, что ответы дышат рыбьими снами. Ты – это всегда центр. Жест – это уже история, принесённая на берег пустыни, ставшая бабочкой весеннего ливня, жест – это уже радуга, сочетание жестов.
Когда ты в первый раз пьёшь молоко, то загадываешь желание? Желание – это всегда.
Каждый раз я касаюсь твоей улыбки впервые…

46

Ринни, Вы не против, я даю ссылку на "вампира"?
*********=

Отредактировано Faellerin (2006-02-11 21:22:52)

47

Анна,
Вы уж извините, но ссылочку я того:)))
Там лежит начальный вариант, - с того времени вся эта безобразия успела превратиться в недописанную (причем в средней своей части) повесть - это первое; а второе - к тому, что происходит конкретно здесь, в "Мастерской Слова" - она никак не имеет отношения))

...если уж запонадобилось - я ее кусками выкину отдельной темой - ну нету середины, - ну разберемся как-нибудь:)

48

Нарооооод... Тут принято публиковатьца...
ну только предствьте: несколько тысяч какой-то год... Где-то на задворках вселенной (так как на Земле мы навели порядок) валяется сервак... Вокруг прыгають какии-та внеземные абизяны... В общем разруха. И вот виден какой-то мыслящий, буквально пролетому ступивший на этот клочек материи... Он случайно натыкается на эту штуковину... обладая цепким умом, мгновенно прозревает в суть работы этого агрегату, и вот он уже ползает по нашему виртуальному поселению. И наконец натыкается на эту тему. Читает. Наслаждаицца нашим творчеством. Где-то нраица, где то не... Но все равно нраица... И представьте как он буит удручен увидев шо публикации не просто не поддерживаютца большей частью поселян, но они еще и уводят в сторону.
НАРООООООООООД!!!!!!! ДАВАЙТЕ ПУБЛИКОВАТЬЦА!!!!!!!!Давайти  писать тут все шо пишется. Всем будет интересен опыт соседа по поселению.  У всех всегда в начале не получаитца. Кроме очень немногих уникумов... Но таких очинь мало, я таких заню только двоих, в число которых не вхожу. Посему ДАВАЙТИ БУДИМ ПУБЛИКОВАТЬСЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! ато ведь я вам жизнито вси равно не дам... даже еси забанят, буду снитца и гугукать... Давайти жить дружно. Уважаемая Дзыга, зачем нам на поселении крокодилы, да еще хрюкающие? С вампирамы мы уже не впервой разбираемсо довольно коротко и результативно. А вот к крокодайлам придется ище примериваться... А вопросы по образовыванию народных поверий нового времени, нужно задавать в соответствующих темах... Их у нас, дай бог, хватаит... А тут Давайти жить дружно и активно публиковатьца
а теперь, дабы замять вышестоящий флуд, подам пример: вот буквально новые измышлизмы. Выставляю на суд поселенцев. Призываю делать такоже...



Дождь…
Крутящееся полотно водного покрова… Уносящиеся в реку мириады посланий неба… Серебристая речь Пространства, мелкой резьбой оп воздуху, ложится пеленой по внутреннему взгляду.
Входящий, по синеве серебряной листвы, теплым одеялом весны, вспомни осень, ткачиху пестрого дождевого взгляда… Крупная пряжа древесных воспоминаний хранит в себе всякого, кто дарит ПАРное тепло спирали…

***
Цвета медового мая, чару сухого листа дополнила последняя капля этой зимы… Среди просыпающихся хрустящих умытых ветвей разнесся звук завершенной спирали… Спирали настолько тонкой, что даже стойкая вода не в силах разглядеть зазора между витками…
Воде только и остается неуловимо вильнуть мыслью, чтобы на грани, где в море начинается Небо, отразилось противоречивое движение круга… вокруг… в коло…
В хоровод последней капли…

***
Чтобы под шагом не было обрыва… чтобы за краем не было пустоты..
Чтобы пустота не была полой и тихой…
Чтобы то, что случается не осталось вчера… чтобы то, что случилось – не ушло бы за край…
Чтобы то, что случится написало трактат, о всём том, чего «чтобы»…
Что пустота – многолюдно-разгульна… что за краем шагают ключи…
Что за шагом
              случается шаг…
что ступня прочитает трактат…
улыбка полной луны
закругляет любые углы…
                                               даже пиковые…

***
Только что на бархате ночи змеилась коса… Спустя мгновение глаза начинают рассказ… Тонкие пальчики пианистки, словно поглаживая прячущиеся ночью клавиши, расплетая лунное озеро на полу возле окна, и, подняв невесомую грань бытия света, опрокинули в чару восторг…
Заискрившись изумрудами разводами, чай хлынул в чашку, где еще несколько мгновений танцевал новую форму своего аромата… увесистое тепло обожгло маленькие, почти детские ладошки майским восходом в феврале…

в надежде на продолжение
передаю перо...

Отредактировано Обэртэнь (2006-02-13 00:08:56)

49

Восемь.
Узор распускается на ладони. Дождь. Миллионы бутонов. Прозрачные среди холода, молчаливые среди хохота темно-синих ламп, разглядывающих через буквы белизну бумаги. На берегу листа фиолетовых волн встречается ПАРа, солнечное божество, окутывающее лунной тенью двери.
Первая роль восьмилетней девочки – сине-красная пчелка.
Первый вихрь распустился на берегу, где теперь твоя речь готовит костровое место: твори великий вон великого дня.
Девять.
Дупло. Яро-користое, яро-смольное, мёдо-славное. Мох дышит молочным паром. Пещерные жители, пещерное озеро. Разговор лесисто-шепотный, медведо-ведьменский. Наш ежевечерный, ежетайственный шабаш дышащий, шабаш шепота.
Путешествую словно изнутри своего позвоночника. Розовый кварц, змеиное дерево, чаша в ладонях ветвенных разговаривает: начало.
Тридцать два.
С фиолетовой на красную. Птицы считают разницу.
Сорок восемь
Сагия кино.
Девяносто  шесть.
Сто сорок четыре.
Черта. Пристальный взгляд кинжала.
Шестнадцать.
Родилась Луна…
Он собирал майские изумруды,
А звёзды таяли в его волосах…

50

Позволю себе присоединиться к насыщению сего Пространства вечным...

Сибирь
Пасмурная панцирная наледь. Рыскающие метели высматривают теплые коконы тоскливыми зеркальными взглядами. Уставшими скитаться… Метель тоже хочет любить! А значит, хочет тепла.
Тяжелые еловые ресницы опускаются ко сну. Сибирь… Тихая. Скучающая...
Снег, снег, всюду. Такой белый, такой бесцветный… И глаза метельные – тусклые, бледные просторы… Насмотрелась.
Сибирские морозы уже давно состарили время. Попавший в эту ненасытную грусть, забывает по утрам вспоминать свое лицо. Теперь в глазах оно отражается вьюгой, которая давно потеряла стыд в собственных круговерти.
Сибирь убаюкивает, отогревает на белоснежных своих коленях. Навсегда.
Стылые зеркала северного народа…знают Все…
Вечер. Зимние песни прижались к студеной земле. Прислушались. Шаманы пустились в пляс.
Только на крайнем севере можно услышать одну и ту же песню двумя половинками голоса, потому что шаман камлает голосом вьюги, вьюга – голосом шамана. А вместе они – Огромное. Тяжелое. Порывистое. Открытое...
Всепомнящие голоса, всепомнящие волчьи просторы. Поющие еще до рождения. Такие Сибирь приведет к своему белоснежному храму. Один раз. И навечно. 

***
Белый чай из пустой чашки. Без дна…
Бездна вытанцовывает невидимость. Листья ложатся узкими улочками, расплетая ночь незримого города. Смотришь… Спишь…
Ты не спишь, ты слышишь эти странные всплески чего-то теплого, чего-то…на яву приснившегося. В этом городе исполняются все желания. Все, до единого…
Разве опасно стало мечтать, опасно думать в этой совершенной, голой БезДне, иссушающей холеные мастистые камни. Жилистые, бесцветные.
Мысли скатываются мелким бисером к краю. Не боятся упасть, не боятся…стать каплями. Голоса осыпают волосы, отчего те становятся вкусными на ощупь.
Глаза путешествуют по странному. Ткут полотно желаний.
Мы сидим ввосьмером, опустошая бездонность. Капает кран беспрерывным временем. Ложки завязли в своем отражении. Ждут очередности.
Наши глаза созерцают все «за» и все «против». Между белыми листьями Города Белого Чая. 

***
Мне снятся иссиня-черные чайки, отражающие лицом Бессмертие. Каждое утро в озере сонных облаков они рождаются заново.
Все окна нараспашку… Сизые шторы собирают под купол остатки сна. Самого сладкого, самого вещего. А ведь из этих нитей вылепливается что-то…целое. Первый Оконный Сон. Обязательно радужный…
В следующее утро окна просыпаются витражами. Я смотрю сквозь солнечные часы породистого дерева на пряно-фиолетовое море. В нем рыбы вытанцовывают золотистые брызги и томно глядят в полураскрытые очи Синего…
Девятки маются на столе – всегда прохладное напоминание о Небе. Парит литое дубовое тело, побеждая жару. Ему необходима прохлада.
Словно чаши, наполненные до краев Звуком, они лежат на бамбуковых косточках и пытаются дотянуться До.
А ведь я была совсем не знакома с цветами… И никогда не видела Ра Дуги. До сегодня. До сейчас.
Лишь раз, посмотрев на мир глазами птиц, я поняла, что значит Сон, рожденный заново.

Отредактировано ОГОНЬ (2006-02-15 22:04:19)

51

Тема разделена, сообщения, касающиеся вампиров перенесены
сюда.


Вы здесь » Вольное Поселение эльфов, не-людей и людей » Самиздат » Мастерская Слова