Вольное Поселение эльфов, не-людей и людей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вольное Поселение эльфов, не-людей и людей » Храм Единорога » МАГИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ


МАГИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

Сообщений 1 страница 30 из 92

1

Многие тысячи лет, разумные нашей планеты создавали при храмах календари, как своды знаний о том что стоит и чего не стоит делать в тех или иных областях жизни. Это - традиционно храмовое явление призвано оптимизировать деятельность прихожан, избавить их от бесполезной траты сил и средств. И напротив, помочь добиться поставленных целей, через выстраивание верной последовательности действий, добиваясь того, что бы само небо (силы луны, солнца, звезд и созвездий, той же земли как планеты) помогало, а не препятствовало.
Тут будет представлен лунный календарь, синхронизировнный с ныне действующим и снабженный определенным комплексом рекомендаций, основанных на характеристах основных пространственных потоков в это конкретное время.
На этой ветке можно будет прочесть и ответы на конкретные вопросы относительно конкретных видов деятельности, если таковые конкретные вопросы будут заявлены одним из принятых в этом поселении способов.

Конкретизация рекомендаций может идти по следующему списку
• Подробно о лунных фазах
• Типы личности по Луне
• Консервирование
• Диета
• косметика
• Домашняя работа
• Ремонт
• Недвижимость
• Семья
• Секс
• Ребенок
• Работа
• Бизнес
• Учеба
• Творчество

СМОТРИТЕЛЕМ  И МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЕМ  КАЛЕНДАРЯ 
ЯВЛЯЕТСЯ  ЖРЕЦ БЕЛЫЙ СТРАННИК,
ВОССОЕДИНИВШИЙСЯ  В ХРАМЕ ЕДИНОРА ЭТОГО ПОСЕЛЕНИЯ
С ОДНОЙ ИЗ СВОИХ ИПОСТАСЕЙ - АЛЬГЕБОЭЛЕМ

Отредактировано Дракон Чертополох (2005-11-28 20:16:41)

2

Я рад, что в Поселении появилось святилище, а в святилище - магический календарь.
Я вдвойне рад, что именно я являюсь местоблюстителем этого кладяза мудрости.
Потому как - ну люблю я это дело - жуть как люблю календари, а особенно лунный, состоящий в интимной связи с руническим.

Если же серьезно, действительно очень рад.
Поскольку сейгодня идет 28 лунный день, то есть до окончания лунного месяца осталось два дня, то логично начинать подачу материалов с началом нового лунного месяца.

3

Почтенные прихожане, сегодня, 1 декабря 2005 года по местному летоисчислению, в 18.00 по московскому времени начинается первый лунный день нового лунного месяца.
День, когда луна начинает новый круг, новая лунная волна рождается в пространстве и захватывает все на нашей планете. Человек и вся его деятельность, как особо утонченные энергетические формирования, испытывают на себе ее влияние очень остро. 
Когда волна только нарождается, она еще не имеет той разрушительной силы, которая проявляется  в ее апогее, она еще очень податлива и даже ласкова. Именно поэтому в это время можно позаботиться о том, чтобы при вхождении в пик своей силы лунное влияние шло вам не во вред, а на пользу.
Первый день лунного цикла – это  день планирования событий, которые желательно завершить в течение данного лунного месяца. Очень полезно помечтать, причем как можно подробнее. Если составить какие-то подробные планы своей деятельности на ближайший месяц, то лунные силы будут, скорее всего, помогать их исполнению. Но это вовсе не значит, что в первый день луны  нужно торопится начать како либо новое дело, отнюдь. Этого как раз  нужно всячески избегать. Всякий процесс только тогда имеет позитивные результаты, когда он четко выдержан ритмически, и у всякого этапа своя пора. Если мы посеем даже самый качественный росток и тут же начнем его тянуть вверх, пытаясь подогнать его рост, мы погубим растение. То же самое и с событиями. Первый день – день планирования, но не день начала дел, для начала есть свое время. В этот день необходимо сосредоточится исключительно на планах, причем как можно более детальных и реалистичных. Хотя не советую и очень стеснятся. Постарайтесь подробно оценить свои возможности и запланировать события, рассчитанные на полную реализацию этих возможностей.
У всякого явления есть обратная сторона. Если вы в этот день не сможете воздержаться от негативных  мыслей, предположений, страхов и неуверенности в себе, то очень велика вероятность, что вся эта зловредная информация реализуется в конкретных событиях вашей жизни в ближайшие 30 дней. И еще, "Слово не воробей, вылетит – не  поймаешь " – эта поговорка про первый лунный день, поэтому искренний совет: осторожнее со словами в начале нового лунного цикла.

Этому дню соответствует руна ФЕХУ. Не простая руна, руна выбора, руна определенности.

Для тех, кому не чужда эта традиция, откроется занавес пространства – дабы имеющий уши мог услышать.

…Свет в конце тоннеля все еще радовал. Он даже манил. Но уже  не отрывал от опоры и не увлекал вдаль. Это было уже множество раз. И всякий раз, тут в просторной горе Вальхалле, появлялось, что либо, новое. Вон – всюду, куда не направится взор – изобилие. Изобилие, как подтверждение его возможностей. Валькирии и воины, менестрели и маги ежедневно и ежечасно славят своим искусством его – одноглазого авантюриста. Любопытного, неистового, любвеобильного, изобретательного, всемогущего, усталого, скучающего. Имеющего все, и не владеющего не чем. Не на чем не может задержаться его взгляд, не устремившись тут же к чему-то, столь же близкому и дорогому. Единого желания достаточно ему для обладания чем бы то ни было. Но как возжелать это, если вон то не хуже и столь же близко, столь же овеяно воспоминаниями.
Кто бы знал, как смертельно устал этот предвечный взгляд, словно Слейпнир восьминогий, носящийся в поисках единой отрады. Как истомилось сердце по обладанию. Как жаждет оно прикипеть к чему либо, срастись, обезуметь от единственности, уникальности, неповторимости. И на волне той страсти вновь обрести силы для безумств, стремлений, свершений.
Но ведь все, все, чего касается взор – единственно, неповторимо, уникально. Ибо сотворил это он – Один – единственный и неповторимый.

– Единственный, неповторимый – горячим шёпотом дохнуло на него пространство. Ее шепотом.

Шепот проступил влажными, трепещущими губами  и полыхнул взглядом, вобравшим в себя весь жар Муспеля. И из сердца той вспышки явилось лоно. Зовущее, влекущее, втягивающее, словно вихрь, безумный вихрь зейта, с которого все когда-то началось.

Бездна восторга проникновения в тайну света пульсировала в глазах юного скальда, одевая очевидную мощь ФРЕЙРА в блистательный наряд силы. Силы священных рун.
– Крепко запоминай, малыш, ФЕХУ дает луна в первый свой день. Этот день – лампа луны, светильник, собирающий из тьмы возможностей реальный объем конкретности. Солнце дает ФЕХУ в сезон ВЛЕЧЕНИЕ, на самом стыке его с ЛУНАСОЛОМ в те пятнадцать восходов, что начинаются с последней декадой среднего месяца лета. И всякий день от первого до второго часа по полудни, удерживая пульс в центре головы, можешь запастись этой силой. Еще восемь рун связанны с нею в узел. Руна СОВЕЛУ питает ФЕХУ, как огонь питает почву золой и пеплом. Очищенный светород  необходим для достижения концентрации, без которой не мыслимо обладание. Руна ТЮР питается ФЕХУ, как всякое стремление питается концентрацией. Устремленность, обеспечивающая управление, без которого бессмысленно обладание. Руна Слейпнира ЕХВАС должна удалится под натиском ФЕХУ, ибо, не прекратив перемещения, не достичь достаточной концентрации. И не устоять перед натиском изобилия БЕРКАНА. Не преодолеть жесткости выбора ОД, не подавив силы потребностей НУД. И тут телесный огонь УР, вспыхнув от жара СОВЕЛУ, оживит жесткость ствола ИСА – символа предельной концентрации материи.
Солнечный ФЕХУ освящает период концентрации на главном деле текущего года.
Лунный ФЕХУ освящает детальное планирование главного дела текущего месяца.
Земной ФЕХУ освящает концентрацию на главном деле текущего дня и способствует накоплению этой силы в своем теле.
Однако помни – всякий час и всякую минуту сила ФЕХУ растворена в пространстве, даже в те периоды, когда она поглощена силой другой руны, вошедшей в свой пик, ее, при особой надобности, можно извлечь из пространства своей волей, опираясь на ее связи. Там и тогда, где и когда тебе понадобится воспользоваться силой ФЕХУ, в первую очередь определись с силами БЕРКАНА и ЕХВАС.
ЕХВАС – сила восьминогого Слейпнира, непрерывно перемещающаяся к лучшему. Но помни, там, где необходимо совершить выбор и сконцентрироваться на конкретном, лучшее – враг хорошего. ЕХВАС в тебе – это ум. Он непрерывно перемещается от предмета к предмету, от явления к явлению, от мысли к мысли. Потому первое что стоит тебе сделать – остановить свой ум, его неутомимое скольжение по миру. Именно из ЕХВАС - остановленной и возникает ФЕХУ. Как только скакун твоего ума встанет на каком-либо предмете, он тут же обращается в ФЕХУ.
Я знаю, что ФЕХУ часто необходим именно для того, что бы определиться со своими желаниями. Потому ЕХВАС  нужно останавливать не вдруг, а ведя его постоянно сужающимися кругами. На каждом следующем круге его скорость должна становится все меньше. Когда же круг предельно сужен, необходимо прибегнуть к помощи силы СОВЕЛУ.
Второе, что нужно сделать – это, предельно сузив круг внимания, настроиться на пульсацию своего светородного кокона и  позволить притянуть твой ЕХВАС тому из объектов, чей светород наиболее сроднится с твоим собственным.
Часто внутри тебя действует сила, мешающая сделать выбор. Эта сила возникает из того наследства, которое получено от прошлого опыта. Она очень велика, поскольку именно на ней держится вся твоя сознательная деятельность, без нее ты не смог бы совершить даже самого примитивного действия. Но ее обратной стороной является большое количество связей, которыми опыт связан с уже достигнутым. Эти-то связи и мешают новому выбору.
Потому трете, что необходимо сделать, это отключиться в уме своём от всяческих связей твоего опыта с уже достигнутым.
Когда ты, таким образом, подготовите условия к разворачиванию силы ФЕХУ, снова перемести внимание на СОВЕЛУ и то, как под ее воздействием в организме активизируется сила УР. Пульсируя в макушке, она все тело пронизывает животворной мощью, обращая его храм духа.
Укрепленная мощью УР, ФЕХУ начинает питать силу ИСА, и тут следует сосредоточится на пульсации в копчике этой руны, приводящей позвоночник в состояние могучего  ствола.
Одновременная пульсация в макушке и в копчике, когда мощь, исходя из огненного источника, внедряется в плоть и направляется вверх, что бы куполом силы развернутся от макушки по всему телу, порождает мощный потенциал, достаточный для возникновения стремления, согласного с направленностью излучения светорода.
Это стремление не только поможет возобладать избранным объектом, но, что значительно важнее, верно управлять им. Стадия управления наступает тут же, после полной реализации силы ФЕХУ. В противном случае ФЕХУ теряет свою силу, и отмена твоего обладания объектом лишь дело времени. Если ФЕХУ не превращается в ТЮР, она исчезает, растворенная звездным молоком, бесконечно истекающим из БЕРКАНА.

Грудь жрицы была роскошна. Идеальной формы, нежная и упругая одновременно, пластичная, жемчужно-лучистая округлость венчалась смущенно-трепетной напряженностью соска, из которого все сочилось и сочилось священное молоко.
Молоко, которым жрицы ванов питают жаждущих, особое. Не случайно асы, лишь после союза с ваннами обрели свое величие. Совершенные тела, освященные чистейшим светородом неимоверной древности, дают на просто питательную жидкость, они дарят, буквально жидкий свет, со всей его бездонной памятью и бескрайней силой. Пьющий  такое молоком не нуждается в другом питании. Сила из него хлещет через край, оборачиваясь резвым скакуном, несущим дух питомца в захватывающий вояж по мирам и пространствам.
И все же однажды светород питомца созревает, и каждая следующая капля священного молока вызывает в нем вихрь стремления вглубь жрицы. Но она не отличает питомца от другого, такого же. Она рада всем и любит их всех, как рада цветам и птицам, мотылькам и стрекозам. Они все для нее на одно лицо, все достойны любви, сострадания, питания… Вихрь же, прочно отделяющий ее от всех остальных, в первую очередь, извлечет ее из жриц. И тогда это совсем другая история, не имеющая отношения к нему, кормящемуся молоком жрицы. А потому, ни одной капли больше не может принять тело с созревшим светородом, без возможности вихря. Он, юный скальд, отпадает от этой прекрасной, совершенной, восхитительной, но не предназначенной ему лично, груди и окидывает взглядом цветочную поляну священной дубравы ванов. Всюду на ней ласковый свет, прозрачным медом обтекает совершенные формы плеч, талий, спелых ягодиц и по-птичьи  легких рук, и по ланьи легких ног… И шальной Слейпнир взгляда носится от прекрасной к прекрасной, переполняя юношу восхищением и отчаяньем. Ни одна из этих красот не вьется с ним в танце вихря. В Ванахейме это не принято. Тем более Эльфхейм всегда рядом. Он везде рядом, этот вездесущий эфир. Но войти туда можно, лишь отразившись в ком-то и кого-то отразив.
Скакун взгляда начал сужать круги, оставляя за их пределами вначале всех красавиц, занятых впоспитанием таких же, каким он был сам лишь мгновенья ранее; затем тех, чье свечение уже вливалось в другое, такое же, обретая пластику вихря. Затем тех, чей взгляд уже звенел под касаниями другого взгляда. И, наконец, когда в кругу остались лишь те, кто миловался блеском росы на цветах, да легким лётом жизни, он вдруг ощутил …
Могучий взмах крыльев Муспеля, окрасил небо глубинным гулом, от которого завибрировал его собственный кокон, как и все коконы под этим небом. И вот в этом гуле послышался малиновый звон. Пронзающий пространство и подступающий к сердцу «какой-то нестерпимою трелью». И горячий скакун взгляда встал как вкопанный, не в силах сдвинуться, очарованный источником этого звука. Словно все,  какие только были в организме, связи отдали свою силу тому магнетизму, который повлек его к той, чей взгляд вибрировал в точности также, как и его собственный, порождая эту волшебную трель.
Они стояли как две птицы, замершие перед полётом, сплетая из своих взглядов дивный, загадочный узор, который затем с азартом станут разгадывать их тела. И неуклюжий великан, с увлеченностью ребенка, выстраивал вокруг них башню – стройный дом для рожденной ими радуги. Выстраивал, как и все дети,  из всего, что попадалось под руки и притягивалось к этой радуге их обоюдными симпатиями.
И от этого все сильнее разгоралось сияние куполов их жизненной силы УР, и все звонче вытягивались сквозь их тела силы ИСА, порождая непреодолимое стремление, способное управлять ими, выводя из зазеркалья  возможностей в мир творений.

В  зеркале, где тонкой графикой очерчивались следы, только что отыгравших в нем, картин и уверенно проступило  вдруг лицо, и это был - Михал Михалычем Жванцкий. Он, непривычно грустно, поведал:
– После того, как не понял сложного и не осуществил, начинаешь понимать простые вещи.
Что спать на воздухе лучше.
Что жить среди зелени лучше.
Что надо поднять упавшего.
Что надо пустить в дом переночевать.
Что надо угостить каждого, кто вошел.
Что надо принести, если просят.
Что надо заплатить первым.
Что надо не раздражаться на раздражение.

Землю надо любить.
Воду надо любить.
Чистый воздух надо любить.
Детей надо хотеть.
Бросить все лишне.
Выбросить хлам.
Остаться с одной женщиной

Смеяться, если смешно. Громко
Плакать, если больно. Тихо.
Оскорбить может только плохой человек. Хорошей уйдет от твоей обиды.

Надо восстановить свой род и посмотреть, кто том был, что бы понять откуда…

4

2.12.2005 – 9 ч. 30 мин. начинается  второй лунный день.
День энергии намерения по внешнему контуру лунной силы.
День заклинания потока по внутреннему контуру лунной силы. 
Доминирующий звездный поток – созвездие СТРЕЛЬЦА (титан, инициатор, независимый, тщеславность, учительство, социальность)

Новорожденная лунная волна со свежими силами хлынула на все проявления жизни на планете. Во второй день всему воздается по потребности, это день некоего потока, несущего и воздающего. В этот день необходимо все правильно усвоить, что называется "попасть в поток", характеристикой этого потока является склонность к уплотнению, материализации, именно поэтому некоторым в этот день могут являться призраки, как уплотненные энергетические формирования.
Очень важно понять, что для правильно усвоения необходим здоровый обмен веществ. Чтобы принять и усвоить то, что дается, необходимо освободить для этого место, то есть, что-то отдать. Вот почему символ дня не только пасть – как знак принятия и потребления, но и рог изобилия, как выражение щедрости и альтруизма. Нельзя пытаться остановить поток, тогда он может разнести или смести со своего пути. Если дается нам, то должны давать и мы. К тому же, если мы не освободим место, то и не сможем вместить то, что нам будет дано. На Востоке есть притча о том, как один западный ученный, академик и светило в своих кругах, приехал  к мастеру традиции Дзен и попросил разъяснить некоторые непонятные ему места в дзенской  доктрине. Однако у академика было мало времени и он очень торопился. Мастер Дзен сказал, что этот вопрос невозможно понять без чашки ароматного чая. Когда же он наливал гостю напиток, он заполнил чашку полностью и все же продолжал лить, проливая чай через край. Академик указал мастеру на то, что в полную чашку не может больше поместиться ни капли чая. И мастер ответил: " Вот так и в твою душу не может поместиться Дзен, пока ты не освободишь для него место. Опустоши свою чашку, а потом приходи, и мы поговорим о Дзен".
Поэтому во второй день необходимо быть внимательным, чтобы не пропустить то, что вам дается свыше, с одной стороны, и быть очень щедрым, дабы не стоять на пути у пространственного потока, не задерживать процесс воздаяния, с другой стороны. Не забывайте – ваша щедрость может стать для кого-то воздаянием свыше, поскольку все мы части божьего промысла, и так же, как нам небо воздает через кого-то, так и кому-то небо воздает через нас. Не стоит препятствовать этому процессу, ибо переставший давать, перестанет и получать (либо со временем лопнет, переполнившись получаемым). Очень полезно подавать в этот день милостыню, оказывать всяческую благотворительность, кормить бездомных животных и т.п.
Негативной стороной этого дня может стать обжорство, неразборчивое поглощение. Если человек не обращает внимания на все выше сказанное, он может в этот день накопить массу ненужных вещей или огромное количество шлаков в своем организме. Процесс камнеобразования, начавшийся в первый лунный день, продолжается и даже нарастает, поэтому необходимо очень внимательно относится к тому, что вы поглощаете и усваиваете. Иначе можно вызвать отложение солей, артриты, боль в костях, подагру.

Солнечный поток находится в периоде, соответствующем руне ХАГАЛ (распад старых и формирование новых форм, выход на новый уровень).
Лунный поток соответствует руне УР.

Те, кому не чужда руническая традиция, да имеют уши, что бы услышать.

УР или ВРАТА ПОТОКА

- Следом за ФЕХУ сразу идет УР – пояснял Локки – безобразник и мудрец – великая ХОЦЦА превращается в не менее великую могуту – ВО КАК. Потому, ведь, стоило навести резкость на нечто достойное внимания, так тут же, сам собой наморщирлся ум и, со все возрастающим энтузиазмом, стал прикидывать, что «с такими штуками, да моими способностями, это ж можно так, и вот так, а так, так и так…ну ва-а-а-а-щееее!!!!!» и ежели этот процесс протекает двусторонне, то ломанувшиеся друг у друга грудью вперед браво заинтересованный и предмет интереса производят в пространстве смачный УПС, и всё окружающее может на выбор обтекать или впитывать, но, по любому, смириться с новой подробностью бытия, в народе известной под разными погремухами, типа: ПОТЕНЦИЯ, ПРЫТЬ, ЯРЬ, ПРУХА – энергия, одним словом, а точнее энергичность – верный своей манере, Локи, прежде чем обратится в, поглощающую пространство, тьму обернулся Михал Михалычем, и предложил – Не нравиться, еще выпей, но не царапай ногтиком свое имя на этом постаменте…

В этот раз бархатные складки тьмы, прежде чем обрети прозрачность, спрессовались в обстановку комнаты с рабочим столом, на котором были разложены заботы.
Фигурой, остервенело вцепившейся в свои, и без того лохматые, волосы и диким глазом зыркавшей на все это хозяйство, был, собственно говоря, я.
И одним, но всепоглощающим желанием, в тот момент, было – взорвать все это к едреней фене.
Все эти планы и обязательства, вместе со стаявшими за ними проблемами.
Потому, как вся эта дикая паутина связей и обязательств не оставляла не малейшей толики сил и времени на то, чем собственно хотелось заниматься и А, между тем, эта жуткая вязь, уже давным-давно  превратилась в  систему, в некий устойчивый текст мира и я, в этом тексте был только одной из орфографических подробностей. И то, что это, может быть, была заглавная буквица на странице, ну не сколько, не делало мир радостней.
Мое отражение в полированной стенке шкафа снова зделалось Михал Михалычем и поведоло:
- И от моих реплик не грохнет цирк, и не прослезится зал, и не заржет лошадь подо мной, а только впереди меня. И я не чего не получу в Каннах. В смокинге, в прожекторах, в Каннах. Так же и другое - я не возьму семь метров в длину, ну просто не возьму. Ну просто не разбегусь. Ну даже если и разбегусь, я уже не оторвусь – дела, заботы. Но зато я скажу сыну: смотри – я не стал этим и не стал тем и я передам тебе свой опыт – и, обернувшись опять знакомой рыжей физиономией Локи, глумливо мне подмигнуло.
- Держи хвост саксофоном и запомни волшебный девиз, выводящий из любых паутин – весело поучал бессмертный пройдоха – помни, ты во все это вляпался не один, и не первый. Были до тебя, будут после, и имя вам «легион». Это по басурмански, а по-нашенски – РАТЬ. И вот как тока вспоминаешь шо ты в этом повидле не один, оно как-то начинает попускать. А если всей душой слиться с магическим девизом вырывающегося из рутины, гордым возгласом НАС РАТЬ, то, при правильной постановке дыхания и верном произношении происходит чудо, и вся эта лабуда оборачивается смешным ворохом, отряхиваемым с чресел, аки мотлох ветхий. Если же, при этом, ясно видеть не только цель, но и ее – цели, породистость, сиречь вытекание из твоей корневой традиции, то любая устоявшаяся система, со всей ее текстовостью может откусить … хоть собственные уши, потому как, мир только так и развивается, что путем взлахмачивания устоявшихся систем и оттопыревания самых неожиданных подробностей текста. А иначе вся эта кутерьма и впрямь обернется стадом в пещере, где всякий всякому в суете сует.
- Чего суёт – уточнил я,
- Я говорю – суета сует, и всяческая суета иначе получается. А это грустно – скорчил он уморительную мину и обернулся сияющей аркой.

Хотя, если присмотреться, это была, скорее, не арка, а некий, вздыбившийся своей прозрачностью, свет. Этакий световой купол, под которым плясала радуга.

Радуга имела гипнотическую стать «двуспинного чудовища». Четыре руки, четыре  ноги и один, переливчатый, с руладами, стон страсти. Они обладали друг другом яро, яркостью своей, перерождая окаянство тверди. Так сполохи Муспеля  не только превращают лед Йотунхема в потоки, но и сами превращаются в завораживающий блеск водных кристаллов.

***
Высокому, с его трона было видно, как этот танец жил во всем, чего касался взгляд его единственного, бесконечно-пронзительного глаза. Танец, породивший каждое из его обретений, вечно живет в них, даруя сами признаки жизни. Там, в вихре священного зейта, он восторгался каждым тонким движением возлюбленной и каждый такой восторг вздыбливал материю, топорщил твердь, послушно обтекавшую извивы восторга и обретавшую форму и свойства. Весь мир теперь состоял из их танца, бесконечное количество раз запечатленного в каждом атрибуте, каждом обретении, во всем, что удостоилось внимания и восторга.
Вот оно истинное владение. Не сторожение амбара или дворца, набитого собственностью и даже не держание в руках, но соосуществление с танцем той радуги, что не позволяет владению рассыпаться в прах, из которого всякая вещь является миру. Не тот владеет, кто придержит форму, но тот кому принадлежит восторг. Всякая вещь или явление устремятся вслед за умелым и искренним восторгом, разрывая любые путы, переворачивая вверх дном все препятствия. Ибо сплетенные восторгом – они одной крови. И их дыхание – жаркий шепот, уста в уста, сердце в сердце: не мне, но во благо твое возлю…

        ***
- «Возлю» назвал бы я руну УР – бархатным грудным баритоном поучал Фрейр юного скальда – поскольку в его стати и героическая готовность возлюбленного и отчаянная распахнутость возлюбленной – при этих словах у юноши остановилось сердце. Ведь ему явилось ужасающее в своем великолепии: учитель, не скрывавший ни когда своего знаменитого оружия, вдруг явился ему женщиной, чья драгоценность была зеркальным отражением давешней учительской гордости. Но уже через мгновение фигура стала левой своей половиной учителем, а правой его сестрой-близнецом. Эта обезумливающая пара нежно ласкала друг друга и умудрялась даже обладать сама собой, совершая это обладание в форме невозможного танца. При этом фигура одновременно была неподвижной и неостановимой, словно пламя. Жалкий рассудок не выносил подобного зрелища, находя себе единственную защиту – колпак. Это чудо оборачивалось сияющим куполом, которое учитель теперь держал на неприлично изящной ладони. Купол уходил в центр ладони и вновь вздыбливался над нею вызывая из пространство сияющее кольцо, плотно обнимавшее его в пике подъема и издававшее странный звук – помесь звона со стоном. – Такая монада пронизывает всякое бытие. Не явления хранят в себе силу, но они на этой силе покоятся, ею притянутые и определенные в их свойствах и формах. И сила эта всегда есть течение в самое себя, непрерывное перетекание того, что из двух сделалось одним.
УР – силу всякого явления, дает Луна во второй свой день. Радуга страсти Луны и Солнца хлещет мощным потоком и УР – врата этого потока. Солнце дает УР в пору ЛУНАСОЛ, в те пятнадцать дней, что следуют от пятого до двадцатого рассвета последнего месяца лета. И всякий день от второго до третьего часа по полудни можешь ты накопить эту силу в своем теле. И, снова же восемь рун связанные с ней в узел. Руна АС, олицетворяя текст мира, оказывает давление на силу всякой новости, ибо всякая новость, до своего явления пребывает вне контекста мира. Так же как и руна НУД, обозначающая связи, саму ткань мирового текста. Потому есть они стартовой задачей для УРа, ибо не будь он собой, если бы не необходимость преодоления. Возникая, подавляет он действие установившихся систем, обозначаемых руной РЕЙД,  поскольку само его явление порождает необходимость внесения уточнений в системы. Равно как и силу стабильности, связанной в руне ИССА, подавляет сила УР, чем длит процесс творения мира. Мощь ее питает сила сияющей ясности КЕН, неизменно возникающей при концентрации на подробностях мира, а так же гигантский потенциал наследной духовной системы, хранящей тысячелетний потенциал веры и свершений предшественников. Всякая традиция жива до тех пор, пока в ней рождаются новости и потому, она, будучи системой, является единственной среди систем, кто не препятствует, но способствует проявлению силы УР. Явившись же миру, эта сила питает истинное владение, выраженное руной ФЕХУ, а так же силу герметического созревания, выраженную руной ИНГ. 

Первое, что надлежит сделать для активизации силы УР - сконцентрировать свое знание о мире на ясности представления о том чего желаешь – силе КЕН. КЕН, в силу своей природы, питает и возбуждает силу УР.
Второе, что целесообразно предпринять, это успокоить силу РЕЙД, как технологический цикл и сосредоточится на том, что всякая система – часть традиции, то есть силы руны ОД, которая, опять же в силу своей природы, питает  руну УР.
Третьим важным действием является осознание того факта, что из всех связей (сил руны НУД) и всех возможных форм стабильности(сил руны ИССА) для тебя действительно значимо то, на чем сосредоточено твое внимание (сила руны ФЕХУ), и процесс созревания сил (выраженный руной ИНГ) предмета твоего пристального внимания.

Сосредоточив пульсацию в темени, устрани силу НУД, ощущая как распускаются связи, и отворяется верхний шлюз.
Одновременно с этим максимально втяни промежность и зажми этим мышечным усилием копчик – обиталище силы ИССА.
Перенеси концентрацию внимания на пульс в позвоночнике на уровне сердца, порождающем сиятельность и ясность руны КЕН. Почувствуй, как в унисон с ней пульсирует сияние вокруг твоего тела, реализуя силу руны ОД.
Ощути, как под воздействием этой встречной пульсации внешнего и внутреннего тело обретает форму куполообразного храма духа.
Затем отрази этот купол в предмете своего пристального внимания и запечатай там, как в яйце или тигле, герметично, запустив процесс созревания силы в предмете концентрации. Ибо не будучи запечатанной надёжно до полного сращивания с объектом внимания импульс УР будет поглощен текстом мира и употреблен на сдабривание уже существующего текста, не склонного, без достаточно настойчивого проявления, вносить серьезные изменения в свой контекст. 

            ***
Они стояли как две птицы, замершие перед полётом, сплетая из своих взглядов дивный, загадочный узор, который затем с азартом станут разгадывать их тела.
И неуклюжий великан, с увлеченностью ребенка, выстраивал вокруг них башню – стройный дом для рожденной ими радуги. Выстраивал, как водится у детей, из всего, что попадалось под руки и притягивалось к этой радуге их обоюдными симпатиями.
И от этого все сильнее разгоралось сияние куполов их жизненной силы УР, и все звонче вытягивались сквозь их тела силы ИСА.
И так они были хороши в этом своем застывшем порыве, так живописны, так уместны в дивном пейзаже священной дубравы ванов, что все окружающее с лепной четкостью отразило их в себе и в этом их остановленном порыве вписало в отстроенную игру жизни… И ощутили они, что не в силах нарушить эту гармонию, этот безукоризненный строй, даже малейшим движением.
Глупый верзила-великан, под многомудрые поучения седого гнома вдохновенно уплотнял вокруг их фигур слой за слоем, превращая в памятник возвышенному  стремлению и неумолимо четкий механизм бытия с безупречной точностью выстраивал вокруг них вазоны и клумбы совокупного отношения к ним. Нарушение этого идеального строя, этой безукоризненной системы представлялось кощунством, святотатством, разгулом…
Однако же разгул – нормальное состояние радуги. Поглощённая своей яркостью она не представляет себе, что можно обращать внимание  на чье-то там отношение к себе. А всяческие оковы, пусть даже самые вдохновенно-гармоничные, воспринимаются ею как пляжный песок или присохшая к коже глина.

ОН звенел от переполнившей его силы стремления, пульс, начинавшийся у телесного корня, уже раскачивал все внутренности, превратившиеся в формы не обжигающего пламени. Он ощущал себя одной огромной крайне-причинной плотью, не отслеживающей препятствий на пути своего стремления к… Этой распахнутой, трепещущей, выгибающейся ему навстречу и принимавшей точные контуры его слепка, этой дурманяще-ароматной, этой блестяще влажной и трогательно пушистой, этой упругой и жаркой крайне-причинной плоти, являвшей миру чудо по имени УР. Этот лучезарный храм телесного восторга. Он явился, взбугрив материю, всколыхнув пространство, отбросив вспять время, в купе со всеми инсинуациями окружения, поставив перед фактом своего взаимного обладания и своего неприступного единства, вынашивающего спелость.
И замерло все. И когда стих вселенский АХ и улегся шелест потеснившегося пространства, мир пересмотрел свои сны о будущем, изумленно признавая несомненность их присутствие в нем, в их новом – двуедином качестве, внесшем уточнения в текст бытия и его систему. 

А бытие заинтригованно вслушивалось в свои изменения, словно смышленый младенец, дивясь тому, что эти, вроде бы, солидные взрослые ведут себя как идиоты: агукают, дебильно улыбаются и норовят потпрукать в пупок. Это доставляет им какое-то извращенное удовольствие, на манер пеленания. Они, видишь ли испытывают экзестенциальную радость от созерцания его – младенческого поноса, называя это, почему-то, детской неожиданностью. Вероятно они ожидали чего-то другого, и это другое – очень загадочная штука. Что же он должен был произвести в результате пищеварительного процесса? Нет, это задача не для младенческих мозгов. Лучше обратить взор внутрь, тут, по крайней мере, все понятно. Красиво опять же.

Отредактировано Белый странник (2005-12-02 13:30:46)

5

Лейтенант, Рини, Ай,  Мира, Дракон наконец!
Чего отмалчиваетесь? Высказались бы что ли по поводу календаря. Длинно же пишу. Как вам? А то может чего поправить, поменять?
Жду ответа в заалтарье.

6

3.12.2005. 10ч.33мин
Третий лунный день.
По внешнему контуру лунной силы – этот день характерен силой активности
По внутреннему контуру лунной силы – это день плодородия лунного потока, являемого в образе лунной фигуры.
Звездный поток продолжает сохранять доминанту созвездия Стрельца.

Новый лунный поток хлынул со всей необузданной силой молодости. Шальная мощь, жесткость, даже агрессивность – это все свойство лунного потока в третий лунный день. Единственное, что можно сделать в этот день разумного, перенаправить эту силу в полезное русло. Для этого необходимо,
во-первых, всячески избегать личной агрессии и всех ее проявлений: подозрительности, мнительности, задиристости, бескомпромиссности.
Во-вторых, максимально мобилизоваться духовно и физически, поскольку молодая агрессивная лунная волна клокочет не только в вас, но и в окружающих, в этот день очень вероятны акты различной агрессии, как моральной, так и физической. В этой связи не помешают занятия силовыми упражнениями с очень большой нагрузкой.
Вообще в этот день противопоказана всякого рода пассивность, она может привести к очень неприятным последствиям уже сегодня. Когда в пространстве клокочет буйная энергия роста, когда всевозможные ее проявления экспансивно мечутся во всех направлениях, отсидеться в тихом укромном уголке не удастся ни кому, обязательно найдут и нападут, поскольку если кому-то и удается укрыться от света и ветра, то от электромагнитного влияния огромных космических тел укрыться невозможно. Эти электромагнитные потоки используют все, что попадается "под руки". Поэтому, единственным надежным способом защиты может быть только собственная активность. Всякая разумная созидательная активность не только даст богатые материальные результаты, но и заложит хороший фундамент вашей психологической стабильности, уверенности в своих силах, благотворно скажется на вашей энергетической защищенности.
Как день активного действия, он связан с органом, ответственным за координацию наших действий – мозжечком, расположенным в затылочной части  головы. Если ваш организм зашлакован, вы можете в третьи лунные сутки испытывать боль в затылке или сосудистые боли в голове. Если такие явления наблюдаются, необходимо заняться  выведением из организма шлаков.

Солнечный поток все еще характеризуется руной ХАГАЛ.
Характеристика лунного потока соответствует значению руны ТУРС.
Те, кому не чужда руническая традиция пусть воспользуются ушами, что бы слышать.

***
Тем временем мы снова добрались до вершины холма и я с удивлением отметил, что внизу не видно не только людей и транспорта, даже малейших признаков населенного пункта.
- Обычно в таких местах располагаются транспространственные и трансверменные порталы. Сам по себе, портал как формирование – сложная энергетическая система. И как всякая энергетическая система такого уровня сложности, она себя окружает защитным полем. Такое поле возникает сразу же, как в материальном объекте проявляет себя УР. Ты помнишь, что УР только тогда себя сколько ни будь значимо проявляет, когда устремлен к переходу в ИНГ – герметическое созревание. Иначе гигантская система бытия его просто поглотит. А герметизм, это, в первую очередь, надежнейшая защищенность. Однако мало кто подозревает, что самыми крепкими тюрьмами становятся замки, которые заключенный выстраивал сам для своей защиты. Он так надежно и с такой любовью возводил эти стены, что у него просто не поднимается рука их разрушать – при этих словах на вершине холма, просто вокруг нас, обнаружила себя крепкая бастида, видимо, исполнявшая некогда роль сторожевого опорного пункта. - Герметизм призван вырастить силу, способную высвобится из под его же запоров, или похоронить неудачную комбинацию ингредиентов. И именно ТУРС, как особое состояние зрелости Ура, становится победителем герметических сил ИНГа. – он выпустил из своей ладони луч и начертал им в центре сумрачной замковой залы знак, очень похожий на шип. Знак засветился и стремительно оброс сферой яркого белого света. Она расширилась до размеров человеческого тела и прежде, чем я успел проявить своё отношение к происходящему, этот кошмарный тип втолкнул меня в эту … шаровую молнию  - Во-во, люди так и прозвали наши подвижные порталы. Ну шаровые понятно почему. Но молнии?! Видимо все из-за того же повышенного потенциала ТУРС в этих порталах. Все что дотрагивается до них, может попросту взорваться. А может и не только… - не поясняя своего последнего утверждения, он бесцеремонно вытолкнул меня из сияющей сферы и я увидел, что мы, не много не мало, явились в мою комнату из света настольной лампы.
- Ну, в средних веках это понятно, там набеги всякие и такое прочее. Ну а в нынешнее время, это от бандюганов, что ли, защита – пытался я изобразить аналитический процесс.
- Что такое бандюган – это честный случай заинтересованного в тебе человека. Он проявляет свою заинтересованность наиболее доступным и удобным для него способом. И если ты думаешь, что это единственная и главная для тебя опасность, то глубоко ошибаешься. На определенном этапе твоего развития, мирное окружение для тебя едва ли не опаснее бандитов – сморозил знаток жизни
- Это с каких таких делов – выразил я свое не согласие с подобным взглядом на вещи
- А вот смотри – предложил чудило, и пошел вокруг меня, оставляя свои фигуры на каждом шагу. Вскоре я оказался в кругу его двойников, которые тут же стали моими двойниками. Чем-то, наподобие зеркальных отражений в голографическом исполнении. Каждое из этих отражений отличалось от остальных атрибутом, который оно держало в руках – камерой, ноотбуком, книгой или театральной маской. Ко всей этой радости они еще вдруг и заговорили. Причем все одновременно и все разными голосами. Голоса принадлежали моим деловым партнерам. Каждый из них меня хвалил за что-то близкое ему конкретно, и я ежесекундно рос в своих глазах. И тут они все умолкли и замерли, а то которое находилось прямо напротив меня, снова обратилось в Локи и спросило – Ну что, фельдмаршал,  доволен? – я просиял в ответ – Ну и дурак. – сообщил он мне радостную весть – Потому как, каждый из этих двойников занят лишь тем, что заслоняет от тебя твой собственный образ. Ты же все свое время делишь между реализацией образов, которые они из тебя слепили. Они транслируют на тебя свои потребности, в соответствии с твоими возможностями и своими запросами. А ты старательно эти потребности удовлетворяешь, находясь при этом в полной уверенности, что реализуешь свой творческий потенциал. Реализовать ты его, конечно, реализуешь, но жестко в тех рамках, которые они тебе выстраивают. А потому сам потенциал, не обусловленный чужими потребностями образ, ты, скорее всего, себе даже не представляешь. Между тем, именно он, с самого момента вхождения твоего УРа в, еще тогда крошечное, тельце ТУРСит все окружающее тебя пространство, создавая жизненный простор. И тот факт, что ни один кирпич до сих пор не упал тебе на голову, а из всех передряг судьбы ты, в конце концов, вышел – его непосредственная заслуга. Я тебе больше скажу – все твои проблемы по жизни исключительно от того, что ты всерьез решил, что вот эти куклы отражений и есть твой истинный образ. Искажение своего истового, сиречь истокового образа обязательно ведет к искажениям судьбы. Потому пора тебе взглянуть на себя без костюмов, в которые тебя обряжают чужие интересы.

Тут все окружающие меня голограммы обернулись зеркалами из которых на меня хлынуло зрелище, растворившее моё сознания словно кипяток фигурку из сахара-рафинада.

***
Высокий глядел на заполнившие Вальхаллу обретения и видел ВАЛЬХАЛЛУ. Мало кто из ее обитателей догадывался о том, что эта скала, так же как и все ее содержимое – это тоже он. Одна из его ипостасей. Очень не многие умели различить что звон силы, окружавшей каждый из этих артефактов, в точности повторял форму своего обиталища.

Память Гримнира устремилась к своему истоку. 

Шаман Зиге, измученный пленом своих духов-помощников, отчаявшийся прорваться из их круга к тому, что за его пределами… А он знал, что за пределами этого круга могущественных духов огромный неизведанный мир. Да в нем нет его нынешнего могущества касаты-шамана, да там он не грозный КАМ, сильнейший во всей ДИКОЙ СТЕПИ, но и не пленник круга своей мощи. Он знал это от Духа Горы. Нет он не был один из его эскорта, он был сном, который не покидал Зиге с детства, с того самого дня, как отец бросил в огонь его первую куклу, сделанную несмелыми детскими руками. Старый шаман уничтожил ее за эту детскую несмелость, поучая сына, что шить нужно сразу набело, накрепко. Старый хитрец, чьим вернейшим духом был ЛИС, он знал что делает. Он подарил сыну духа-советчика. Не требовательного помощника, не тирана, грозящего смертью, в случае если ты откажешься служит духам, но друга. Детского товарища, росшего вместе с ним, вместе с ним мужавшего и крепшего. И однажды он сказал Зиге, что есть способ избавиться от плена. Страшный, почти невыносимый, но верный способ. Еще он сказал, что там, в своем мире, он, так же как Зиге среди людей, он стал одним из сильнейших. И что если касаты-шаман пожертвует своим могуществом ради свободы воли, он не оставит его в трудную минуту. Он явит всю свою мощь, всю свою неистовость. Он будет один, но непобедим и совершенно свободен. Он, если захочет, сможет сотворить свой собственный мир. И, если такой подвиг духа окажется по силам КАМу, то он подарит ему свое имя, сотканное из неистовости и единственности.
Дух Горы показал ему тот ритуал и Зиге ужаснулся. Ужаснулся и отправился в лес на поиски самого могучего из дравов. И когда на девятый день своего висения на копье он увидел, что последний из духов-помощников отступился  и все они разом приклонились перед ним, он ощутил всю гигантскую силу, дарованную ему духом горы. Это было потрясающе, чудовищно, безумно – вдруг осознать себя гигантом, монстром, чудовищем. И он услышал:
- Маленький человек, ты снова подарил мне тело. Это ты сотворил набело и накрепко, и потому я дарю тебе свою силу и соё имя. Отныне ты сободен, как неистовый ветер и имя тебе ОДИН.

Копьё озарилось изнутри и, само собой, извлеклось из раны. Оно опустилось на землю, устремленное сияющим наконечником в небо и вокруг него возник гигантский котел, заполненный ароматным густым светом. Новорожденный бессмертный взглянул в эту колдовскую гладь и увидел улыбку древней женщины. Улыбка молвила:
- Я рада, что мой дар будет первым. Владей Высокий, ты сваришь в нем новую силу
- Спасибо, матушка Чередвен – ответил он и горячий поток слез хлынул в священный чан, частыми концентрическими кругами покрывая невыносимые картины будущей славы и утрат. А со дна жемчужным светом проступала тайна того будущего, которое еще не взошло, и которое ему ОДИНу предстоит посеять.

         ***
Сердечный ритм вернулся к юному скальду. И он был огромен, этот ритм, он сотрясал все окружавшее его пространство. А учитель, не прерывая своего, пылающего за пределами норм, танца, продолжал:
Чудо истинного соития в том, что когда оно не суетно и не скаредно, но есть воссоединение предназначенных друг другу половин, то их  предельная незащищенность рождает их несокрушимую защиту. Обнаженные, увлеченные только сами собой, не видящие ничего вокруг, они неприкосновенны. Величайшая сила ТУРС хранит их от всякого зла. И даже если кому-то случится оказаться рядом, он падет ниц перед этим чудом или устремится прочь. Силу ТУРС дарит солнце в пору ЛУНАСОЛ в те пятнадцать восходов, что начинаются с последней декадой последнего месяца лета. И каждый третий день лунного месяца ТУРС  Луны, словно молния очищает воздух и словно терновая ограда защищает границы всякого истинного владения. И всякий лунный день с трех до четырех часов пополудни можешь ты накопить эту силу в своем теле.

***
И замерло все. И когда стих вселенский АХ и улегся шелест потеснившегося пространства, мир пересмотрел свои сны о будущем, изумленно признавая несомненность их присутствие в нем, в их новом – двуедином качестве, внесшем уточнения в текст бытия и его систему. 
Возникшая совсем недавно на священной поляне ванов, Башня  Радуги, вдруг, сала раздуваться и приобрела яйцевидную форму. Скорлупа этого яичка была чешуйчата и полупрозрачна. Сквозь нее без особого труда можно было разглядеть клубящиеся в неудержимых ласках молодые гибкие тела любовников. Но вот из яйца вдруг выпростались, не разрушая скорлупы, крылья. Они замерли в пиковой точке взмаха и безумно медленно и плавно стали складываться вокруг яйца чашечкой.
От подобных па яйцо закачалось, и, видимо в целях сохранения равновесия проявило две трехпалых ноги, вполне тянувших на куриные, если бы не их драконовские размеры.
А, между тем, это было только началом. Яйцо, ведь, принялось пульсировать, и в такт пульсу вносить изменения в овальность своей формы. И с каждым изменением форма становилась все неузнаваемее и неузнаваемее. Вот оно, увеличившись вдвое и став при этом вдвое прозрачнее проявило внутри себя любопытную фигуру.
Фигура была двунога, двурука, от шеи до пят покрыта чешуями, на каждой из которых, помигивал знак. Голова фигуру имела последи лба витой рог и огромные голубые глаза глядели на мир из глубоких глазниц, угнездившихся на вытянутом  клиновидном лице с явными округлостями под глазами.  Голова имела внушительные уши и весьма клювый нос. Фигура вытворяла нечто странное со своими пальцами, так что если долго смотреть на это вытворение, то возникало абсурдное ощущение, что фигура занята сладострастным обладанием самой себя.
Но всматриваться в это не было ни какой возможности, поскольку, все увеличивающееся и упрозрачнивающееся яйцо выдавало новые новости. Теперь между им и описанной ранее фигурой разместилась еще одна. Она также была двунога и двурука, но чешуя на ней был уже гранена. К тому же она сигментированные крылья и ноги ее были трехпалы. Руки были заняты еще более экзотичным занятием – они испускали из пальцев молнии и плели из них знаки. С головой у фигуры было совсем… она была, по большей части птичья. Во всяком случае мощный клюв и оперение вместо волос так дополняли волевой густую бороду и пронзительные, глубоко посаженные глаза, что взгляд, как-то сам собой искал себе другой объект для созерцания, и таки было ж на что посмотреть. Поскольку разросшись на полполяны экс-яйцо сделалось просто-запросто ДРАКОНОМ радужного окраса. Вернее, учитывая степень прозрачности этой фигуры, правильнее было бы сказать, что над поляной раскинулась радуга, в которой внимательный взгляд легко мог различить фигуру отдыхающего ДРАКОНА, сложившего крылья элегантным шатром и, видимо от задумчивости, ковырявшего в зубах ланцетом хвоста.
А в глубине всей этой многослойной картины на все лады и рулады резвился сладострастный ахо-стоно-ойк, не оставлявший сомнений в интенсивности процесса созревания нового явления.

7

Странник.
Нет слов. У меня дыхание от зависти к мастерству перехватывает.
Вот я подумывала было ввести бытовые советы по лунным дням, но...
Не смею.

8

А вот и зря, Ай.
Вы лучше смейте. А то он соловьем-то лихо заливается. И это замечательно, без этих трелей был бы не ХРАМ, или уж во всяком случае не эльфийский.
А только и быт блюсти след. Мы для того в этот плотный слой посланы, что бы привести быт в приличное - поэтическое состояние. И Луна тут - лучшая помощница.
Так что вы смейте, предлагайте, только не молчите. А то если тут никого кроме самого Странника не будет звучать, то и ветку эту прикрывать придется - чтобы места не занимала.

Только бытовые вопросы должны быть конкретны.
ВАШ вопрос, его ответ.

9

4.12,2005. 11ч.23мин.
Четвертый лунный день.
По внешнему контуру лунной силы – день потока, как закрепленной определенности
По внутреннему контуру лунной силы – день определения портала потока.
В звездном потоке доминирует влияние созвездия Стрельца (независимость, титаничность, инициативность, социальность, тщеславие, учительство).

Буйный поток третьего лунного дня переходит в фазу созидательного течения.
Это день информации. Издревле люди заметили, что луна открывает доступ к сакральным информационным потокам. Однако очень не многие понимают, что информация, или как ее принято называть – знание, не такая уж безобидная вещь. Каждое знание должно быть своевременным и адекватным тому уровню развития, на котором находится носитель этого знания. Сегодня стало модным массовое раскрытие знаний, на протяжении многих тысячелетий  находившихся под строгим покровом тайны. В какой-то момент люди решили, что этот покров – признак жадности и властолюбия тех, кто владел этим знанием, а ведь на самом деле, это акт милосердия с их стороны, поскольку не вовремя полученная информация действует не хуже яда, она производит колоссальные разрушения в психике человека и в конечном итоге фатально сказывается на всей его жизни. Далеко не все еще понимают, что знание дается человеку только для того, что бы его использовать, да к тому же использовать его во благо. Информация, знание – это сложно организованные колебательные структуры, если мы не умеем с ними адекватно сосуществовать, их колебания начинают вступать в диссонанс с колебаниями нашего организма и это приводит к плачевным результатам.
В этот день всякая своевременная информация станет познанием добра, а всякая преждевременная – познанием зла. В этот день обычно человек узнает и очень хорошее и очень плохое. Мудрые люди определяют по тому плохому, что с ними произошло в этот день те направления, в которых необходимо им совершенствоваться.
В этот день полезно размышлять над своими корнями, кровными и духовными, интересоваться своей личной историей и историей своего рода. Очень полезно в этот день попеть, подекламировать стихи, почитать вслух молитвы, попрактиковать другие формы вербальной духовной деятельности.
Стоит обратить особое внимание на область горла и шейный отдел позвоночника, в этот день они особенно уязвимы.

Солнечный поток все еще в фазе, которой соответствует руна ХАГАЛ.
Лунный поток в фазе, описываемой сразу двумя рунами – АС и РЕЙД.
Для тех, кому не чужда руническая традиция,  дальнейший текст. Имеющий уши, да услышит.

- Что ты орёшь, что ты орёшь?! Кругом же люди спят – голосом Карлсона-Леванова поинтересовался Локи.

Я открыл глаза и с облегчением понял, что никаких драконьих зеркал больше нет.

- А-а-а-у-у-ы-ы-ы – выразил я поток обуревающих меня чувств
- Не, ну так кто ж спорит – не стал противоречить собеседник
- Э-э-э-э-э-ну-у-у-удкво-о-ощкцм – продолжил я свою мысль
- Очень тонко подмечено – похвалил меня опытный оратор
- Блин! – резюмировал я
- А вот это грубо – по-отечески предупредил Локи – Добрее нужно быть, терпимее, Энгельс говорил: «Стандарт мышления – главный тормоз развития».
- Ну не ужели я, вот так, почему… - пытался я сформулировать свои сомнения, когда за стеной громовым басом соседа озвучился  хит сезона: «Ну что ж ты страшная такая, ты такая страшная, ты не накрашенная страшная и накрашенная» - У-у-у-у-у – отозвался я на эту реплику и рухнул.

Я рухнул на поляну у Великого Драва и негодяй Локи окатил меня с головы до ног студеной родниковой водой. Это, как не странно вернуло дар речи и строй мысли.

- Ну ладно, - смирился я – Пусть все это так, но тогда зачем такое знать. Как с этим жить-то теперь?
- Отважно! – посоветовал невозмутимый нахал -  Я ваще не пойму чё тебя колбасит. Очень миленький доракошка.
- Ага, миленький, эт чё я, того гляди на коров или лосей охотится начну?
- От ты дикий, это что-то.  Ну где ж это видано, что бы  радужные драконы мясо жрали. Он тебе что – звероящер какой  ни будь?
- Не звероящер? – с мольбой в голосе поинтересовался я
- Замечательно! – мультяшными интонациями доктора Ливси заявил рыжий ас и тут же перейдя к Карлсону – Леванову, поинтересовался – Ти шьто, с ума сошел, что ли?
- А чем питаются радужные драконы? – не унимался я
- Слущий, пачиму пристал: «что кушиит, что кушииит? Нишьто не кушииит. Джилудок нет» – почему-то с кавказским акцентом заявил бессмертный шут и обычным своим голосом добавил  – Ну радуга чем питается, по-твоему?
- Э-у-а… светом, наверное – предположил я
- Ура – он вспомнил, он не чёкнулся, он только где-то ударился головой. Но это пройдет, это пройдет, поверь мне. Все проходит, даже смерть – тоном слизилвой мамаши инвалида выдал глумливый негодяй и перейдя на нормальный тон, добавил     – Конечно светом, это же аксиоматично. Ты прислушайся к себе. Неуж-то не ощущаешь разницу между ДРАКОНОМ и ДИНОЗАВРОМ?
- А-у-м-ну, вообще-то…
- Понятно, не ощущаешь. Собственно о чем это я. Точно так же вы не ощущаете разницы между обычным представителем стадионного люда и потомком древней эльфийской расы. Ладно, это не страшно, это пройдет.
- И все таки, может лучше было этого не знать?
- Старая песня: «Есть яблоко, не есть яблоко» - устало выдохнул ас, и, вдруг, энергично выдал – Фигу!!!
- Чего – испуганно обиделся я
- Не было там ни каких яблок. Не росли они в эдеме. Там в центре росла фига. Это же элементарно. Как Ева могла схрумать яблоко, а прикрыть срам фиговым листом, если сорвала она его тут же, с того же дерева?
- Не знаю – честно и испуганно ответил я
- Вот то-то и оно: не знаешь. Потому и живёшь дурак-дураком. Вот, казалось бы, какая разница яблоко-фига. Плод познания и ладно. Но разница определяющая. Тот, кто эти плоды кушал, сразу на эту разницу укажет. А кто не кушал, будет согласно кивать как кукла, и выполнять чужую волю. В том числе и тогда, когда велят врать: «кушал мол». А что кушал-то, сердешный, яблоко? «Ага» - гундосит сердешный. Это с фигового-то дерева. «Ага» - как заведенный мычит дуралей, успокаивая тех, кто велит: все нормально – дурак дураком, слепенький как крот. Куда пихнеш, туда и ломанется.
- А откуда ж тогда взялось яблоко? – ляпнул я
- Да это уже потом. Околесам все яблоки Идуни покоя не давали. Они, бедолаги, только что землю носом не рыли, сады Авалона разыскивали. А потом решили сказочку запустить, мол, кушали мы то яблоко, еще в раю. Не отимею, так хоть по попке поглажу – скабрезно пояснил он
- А чё, без этого знания, действительно никак?
- Ну почему ни как. Как. Только, все больше, каком к верху. Всесвят, он же без тормозов. Он плодит себе, что ни попадя, непрерывно, и радуется. А как оно себе там кишит – ему без разницы. И так хорошо и эдак замечательно. Только вот когда ты посеред всего этого счастья носишься без руля и ветрил, но с вытаращенными зенками и имеешь такой анахронизм  как соображалку, желающую участвовать в процессе собственного движения, то оно, как-то само собой, начинает прикидываться карта. То эту штучку уже видел, то про это знаешь, как она себя поведет. Так, глядишь – уже меньше  глыбу бодаешь, больше обходишь или уворачиваешься. А там еще выясняется, что сам этот факт начинает выстраивать вокруг тебя ситуацию. Всесвят – он ведь тоже, едри его, затейник. Он ить на всякую новость откликается. Начал ты с глыбками себя по другому держать, он тут же – ась – приладился. Так и вышло, что чем больше ты его повадки замечаешь и к ним прилаживаешься, тем больше он прилаживается к тебе. Вреде игры выходит. Он взбрык, ты ход, он шасть, ты шмыг. Так, по-маленьку, какие не-то  правила игры определились. Но главное, что появилось – сила АС. Это когда само знание о всесвяте вызывает его на игру. А он азартен, ох азартен. Так из хаоса и лепится космос. Не то что бы из всесвята исчезало то, что каждым конкретным знанием не предполагается, просто всесвят его удаляет в другие сферы, не участвующие в игре с этим знанием. Потому и космосов много не бывает. Всесвят может играть с бесконечной толпой демиургов. Да только демиурги не шибко-то толпятся. Ты вот от дракона в зеркале шуганулся. А ведь дракон был не в зеркале, а в твоей крови. Глядел-то ты на силу. На гиганта – созидателя, одними своими снами способного творить космос. А уж твой генный код считал его как ДРАКОНА, потому, как код этот из того космоса, который создавался мудрыми рептилиями. Они были первыми на планете. Это человек, в своем идиотизме, кроме себя других разумных не представляет. А между тем и ящеры, прежде чем вымереть, замечательно поднялись, да на такую высоту, что никому после них такая высота еще не давалась. Я не удивлюсь, если узнаю, что тот же Гримнир-Высокий – на самом деле один из них. Ну, то, что он из гигантов – это не новость – с пренебрежительной ухмылкой заявил шустрейцший из йотунов – Но кто поручится, что этот гигант не драконьего племени. Я – не  дам за это и ломаного гроша – заявил родитель Йормунганда – Во всяком случае, мне не изветен другой шаман, сподобившийся создать собственный космос. То есть они конечно были. Но мне с ними якшаться не довелось. А это говорит только о том, что их оч-ч-ч-чень не много – заверил меня самый общительный житель Асгарда. – И вот в этом космосе – АС –знание, как ключ к свободе воли. К жизни с открытыми глазами и развязанными руками. Это алгоритм любой ситуации, зная который, любой ситуацией можно управлять. Без него ни свободы, ни воли быть не может. Без него ты не игрок, ты фигура в чужой игре. А фигуре, даже королю, ферзю или тузу – его место указано и права расписаны, лично от него ничего не зависит. Он – только резервуар свойств, чей-то ресурс, который используют, пока могут, а потом сдают под бой. Игрока же определяют только правила. Да и то есть игры, у которых в правилах предусмотрены изменения правил по ходу игры – с хитрым прищуром поведал великий плут – Нынешние человечки не как не могут уразуметь, что сознание не эволюцианирует из мозгов, как сам мозг не эволюцианирует из костной или мышечной ткани. Сознание – это такое же базовое свойство пространства как рост, реактивность, стабильность или подвижность. А сознание, как функция мозга, закрепленная в тонкой пленке, нарастающей на извилинах, это реакция организма на взаимодействие с этой пространственной функцией. Знание растворено повсюду. В любом взаимодействии сил или объектов обязательно возникает особая вибрация, несущая исчерпывающую информацию об этом взаимодействии. Вот она то и называется АС. Тот, кто умеет выделить ее из ситуации, считать и вступить с ней в диалог, апеллирует к самому всесвяту и  получает шанс на сотворчество с пространством. И уж, во всяком случае, он действует с открытыми глазами и развязанными руками. Даже если такой игрок и не устанавливает правил, то он их знает. И это, согласись, достойнее, чем раздуваясь от ощущения собственной значимости, разгуливать по шахматным клеткам, или дожидаться своего хода в колоде или рукаве – и великий игрок тут же разтасовался  на новенькую колоду, изобразил пару крупьешных фортелей, пару карточных фокусов… в общем завязал мой взгляд в такой узел, что развязался он только голосом Владимира Семеновича Высоцкого, доносившегося из соседней квартиры:
- Все мозги разбил на части
Все извилины заплел
И каначиковы власти
Колют нам второй укол

Мой  взгляд оторвался от рекламы модного казино в цветной обложке журнала, с которой хитро подмигивал джокер с, до боли, знакомой улыбкой.

Я стоял и ощущал себя чайником, которому наглухо законопатили носик и замазали крышку с дырочкой для свистка. Меня распирала изнутри какая-то сила, я готов был явить миру какую-то тайну. Организм зудел, от потребности осваивать какие-то навыки, но ощущение что «чего-то в этом супе не хватает» вносило некоторую нервозность. Еще полчаса мне понадобилось что бы понять, что не  хватает, собственно, супа. А так же балыков, икры, вина и далее по списку. Печка есть, посуда, даже продукты. А вот с рецептом этого самого супа – упс.
- Куда жить? – с вызовом возопил я к джокеру
- Следи за собой, будь осторожен. Следи за собой! – посоветовали из соседней квартиры голосом Виктора Цоя и, после нескольких щелчков, голосом Владимира Семеновича добавили – Хорошую религию придумали индусы… чкпшхргкп … но если жил ты как свинья останешься  свиньё-о-ю…хргчкп… Эй, вы, заднее, делая, как я, это значит – не надо за мной, колея это только моя, выбирайтесь своей колеёй… хргкцкп… но вот исчезла дрожь в руках, теперь – наверх. Ну вот сорвался в пропасть страх, навек, навек. Для остановки нет причин, иду, скользя. И в мире нет таких вершин, что взять нельзя. Среди нехоженых дорог, один путь – мой.  Среди не взятых рубежей, один – за мной. А имена тех, кто здесь лёг, снега хранят, среди нехоженых дорог – одна моя…

Песня прервалась резко и синхронно с погасшим светом. С улицы донесся хриплый глосс «матюгальника»:
- Граждане, сохраняйте спокойствие, вам ничего не угрожает, электропитание будет восстановлено  через несколько минут. Ситуация под контролем, Не поддавайтесь панике, не выходите из квартир. Не открывайте двери незнакомым гражданам. Заприте балконы. И зашторьте окна. Не  делайте глупостей, не совершайте резких движений, сохраняйте спокойствие, вам ничего не угрожает, ситуация под контролем.

Этот хриплый бред завибрировал, пошел эхом и стал отдаляться в темноту.

***
В Вальхалле нет другого света, кроме того, что источают артефакты, в том числе и рунические мечи героев. Высокий ничего не имел против света, но Вальхалла не просто обитель. Она гиперболоид, собирающий в себе необъятные силы хаоса и фокусирующий их в упругий луч, творящий космос. Тут все спонтанно и ни что не случайно. Каждая деталь, малейшая подробность разворачиваются в космосе ФУТАРКа, в мире ОДИНа  целой галереей свойств. Она ключевой код бытия. А этот код возможно было добыть только по принципу «вычеркиваем». Жизненное изобилие перевито таким густым кружевом связей, что отыскать в нем золотую нить, собирающую все это плодородие в красоту и порядок…
Гримнир перебирал пальцами кристаллы снов и поднес к глазам тот, который сам лег в щепоть. Он понюхал граненую поверхность, она пахла медом.

Запах меда пропитывал вихрь зейта и, вероятно, в следствии этого, из того вихря было не так-то просто выйти. Мириады подробностей носились вокруг и каждая несла на себе свою часть естества этого воплощенного их слияния, их двуединства, отказаться от которого было немыслимо даже под страхом смерти.
- Родной, я все придумала – шептала Фрейя – зейт вьется вокруг мотива. Какой-то из мотивов оказался золотым, идеально вплетающимся в узоры твоих и моих снов. Он-то нас и слил. Его-то нам и нельзя прервать. Все остальное к нему прилагается. Если мы верно определим что нужно оставить, а что можно остановить вихрь просветлеет и породит мир. Наш, уникальный.
- И что же, по-твоему, нужно оставить?
- Это мы сейчас  выясним. Если я удалю вот это, ты как – поинтересовалась красавица, отодвигая от его тела плотно сжатые ноги и низ живота
- Нет!- тут же запротестовал он – Это  оставь, это никак…
- Понятно, бдительность и защитную зону нужно блюсти обязательно, а вот это - поинтересовалась она, отодвигая от него свою роскошную грудь
- Нет, никогда! Верни немедленно
- Понятно, без обилия и питания тоже не как, - сделала она логичный вывод – А если мы попробуем вод так – предложила она и остановила свои обворожительные ритмичные движения
- Убила, всё, всё мне незачем жить! – заявил он
- Есть, есть зачем, это я тебе точно говорю – заверила его мастерица, возобновляя ритм, вызывающий сладкие стоны – так значит без ритма и системы тоже никуда. А как ты отнесешься к предложению попробовать новый способ? – лукаво предложила чаровница
- Я, в принципе не против, но давай немного позже, теперь так замечательно, давай еще немного так – взмолился он
- Замечательно – значит, тренировки могут быть, хотя бы на время, исключены - отметила очаровательная исследовательница – а как тебе идея насчет беременности. Может, ты мне уделишь немного своего семени, а я тебе из него слеплю кой чего
- Да, да конечно, обязательно, но чуть позже, чуть позже, отдать семя сейчас – значит остановить это, а это…
- Понятно без окукливания  и  вылупливания тоже можно повременить – заключила она – А все остальное к прояснению прямого отношения не имеет. Ну вот, милый, тебе и наш золотой мотивчик. Попался родненький…

     ***
Мотив, казалось, искрился в воздухе, пропитывая кровь юного скальда гулом лесных пчел и ароматом их меда. Яркие точки, мерцающей пеленой скрывавшие ласки ФРЕЙИ-ФРЕЙРА, и впрямь, были похожи на рой лесных пчел:
- Всякое тело имеет свой золотой мотив, то, что может быть мечем, в умелых руках может стать и флейтой. Оружие плавно перетекает в орудие, а орудие в инструмент и обратно. Тот, кто способен услышать мелодию мира, эту волшебную лунную флейту, по имени АС – тот будет любовником мира, владыкой пространства.
***
В  глубине многослойной фигуры радужного ДРАКОНА на все лады и рулады резвился сладострастный ахо-стоно-ойк, не оставлявший сомнений в интенсивности процесса созревания нового явления.
Перебрав все мыслимые и немыслимые созвучия, ахо-стоно-ойк взметнулся в невыносимую высь и разлился над поляной невероятным звуком.
С фантастическим  надзвучием слоисто-драконистая радуга вновь обрела сферичность и растворилась в атмосфере священной поляны ванов, обнажив сияние новорожденной пары.
Дикие и грациозные животные их тел, исчерпавшие все доступные формам сочетания, вылепились в простую и звонкую как струна позицию, что бы слиться в едином неутомимом и неостановимом ритме.
Она, сомкнула восхитительные ноги, превратив их силуэт в эталон стыдливости.  Этот звенящий жест подтолкнул пульсирующую в них силу вверх, вытесняя сияние за пределы их двуглавого силуэта. Грудь красавицы округлилась на вздохе до жемчужного лоска ее шелковой кожи и упругие соски оросились мерцающей влагой.
Во все, что жило на поляне и в ее окрестностях, хлынула радужная сила. С тихим малиновым звоном вскрылись бутоны и распахнули свои соцветия, на разогретой коре деревьев проступили янтарные капли камеди, неистовым хором возликовали пичуги и медовый свет пошел волнами из ярк-звенящих точек пчел и затейно-шуршаших силуэтов бабочек.
Он подхватил трепещущим языком с ее упругого соска жемчужинку капельки и, поймав на нее веселый лучик, озорно вкатил внутрь сладкого вздоха, обернувшегося от этого заливистым детским смехом.

      ***
Я смотрел на оконное стекло и тихо офанаревал. Под хриплый бред «матюгальника» на оконном стекле сами собой писались  буквы:
КАРНАВАЛ – ВРЕМЯ ВЫХОДА ПИЛИГРИМОВ
НА ДОРОГУ, ВЕДУЩУЮ
ПРОЧЬ ИЗ ГОРОДА

От эдакого зрелища у меня начались блики в глазах. Они пороились вокруг головы и направились к двери, увлекая меня за собой. Я вышел в подъезд и офанарел окончательно. На всех стенах светились подобные надписи, перемежавшиеся рисунками наподобие детских. Смешной рыжий парняга, продолжая орать в «матюгальник», закончил рисовать  и щелкнул рубильником на щитке. Подмигнул мне и смылся прочь. Я ясно видел все его художества на стенах, но так  же ясно я видел, что никто из высыпавших на лестницу соседей их не замечает. Что называется, в упор. Вместо этого они кинулись обниматься и поздравлять друг друга не знамо с чем, совсем как в фильмах о войне, после объявления, что мы победили.

Я смотрел на радостных соседей и был за них рад. Но самому мне было не до объятий. Голова бешено кружилась, жесткий пульс, буквально, раскачивал тело и вскоре я не видел уже ни чего, кроме пульсировавших надписей. Я не видел даже стен. Только надписи и рисунки.
Затем даже они стали терять знакомые контуры и сливаться. Однако стоило им слиться, в смысле надписям и рисункам, как они превратились в какие-то символы и стали предельно резкими и выпуклыми. Их пульсация вошла в полный унисон с пульсацией моего тела, окружающая тьма пошла концентрическими кругами и вспыхнула.
Когда вспышка улеглась, то сделала она это в перстень на руке Локи. Хотя выбор у нее был не малый, поскольку рыжий негодяй был с ног до головы увешан драгоценными камнями. Мы мерно раскачивались в карете, за окнами которой проплывал цветущий яблоневый сад.
- Ну, то есть, ты врубился – начал Локи с фразы, дико контрастировавшей с его нарядом, да и самой каретой – АС – это, собственно говоря, сам феномен текста. Если бы весь ФУТАРК нужно было определить одной руной, то это, безусловно, была бы руна АС.
- А…, то есть, асы, это…?
- Это, с одной стороны, те, кто, во-первых, по природе своей слышат мелодию мира в каждом его проявлении, а, во-вторых, сами, в известной степени, мотивы миров Иггдрасиля.
- Ну, то есть, … которые… то им не светит…
- Я не вполне понял, что ты там бормочешь, но одно скажу определенно, не светит тем, которые не светят. А не светят те, у которых нафиг отсохла светилка. Заметь не свет, он-то если отсыхает, то дальше уже или костер или могила. А вот специальная пумпочка организма, которая свой свет отслеживает, контролирует и направляет, она очень у многих скукожена в кукиш.
- И что этот кукиш, никак…
- Ну, почему же никак? Как. Любой кукиш можно расплести, ежели умеючи. –  и в доказательство своих слов, он последовательно сплел и расплел из пальцев такие кукеши, что ежели бы своими глазами не видеть,  не в жисть бы не догадаться, что пальцы так заворачиваться могут. А между тем, синхронно с этими кукишами пространство снова замигало в унисон с пульсом и обстановка плавно но радикально изменилась. То есть, мы как сидели, так и остались сидеть. Только бархатные сиденья кареты стали замысловатыми диванами из непонятного материала, одежда Локи теперь была покрыта какими-то бляхами, не менее усыпанными камнями, но уже не создававшими впечатление украшений, скорее каких-то датчиков и устройств, тем более, что прикреплены они были не к бальному платью придворного хлыща, а к эластичному комбинезону… а за окном, которое теперь было круглым, цвели не яблони, а, собственно светила, галактики и метеоритные рои норовили опылить новые плантации … Еще несколько  кукишей и он уже был обнажен абсолютно, если не считать все тех же драгоценных комней, вделанных в таинственные символы, вокруг каждого из которых на его коже красовалась татуировка.  Мы продолжали сидеть, но это уже был, казалось, упругий свет, не имевший фиксированных форм., а судя по тому, что по сторонам от нас проплывали бледные образы древних раковин и листья гигантских папоротников, мы перемещались внутри какой-то скалы, затем он просто расплел пальцы и мы снова оказались на поляне Драва. Теперь если что и раскачивалось, то это мой собственный организм. – Весь фокус в ритме. – обыденно продолжил Локи – Сам Всесвят, в конечном итоге, не что иное как сложносочиненный ритм. Все что существует, это лишь ритмично сочетающиеся потоки. Попадание в тот или иной ритм, это вхождение в ту или иную систему взаимодействия потоков. Это основа всего. Все миры имеют свои свойства, благодаря настроенности на тот или иной ритм. Как и перемещение в мирах, не более чем умелая настройка на их ритмы. Более того, я тебе скажу, что и различия в природе жителей этих миров не таят в себе ни чего другого. Любые свойства, это лишь закрепленный ритм. И глубокое вхождение в тот или иной ритм, рано или поздно, закрепляет эти свойства, даже если для этого понадобится перестройка тела. Так что в оборотничестве нет ничего сверхъестественного,  это только более глубокое, чем у большинства, владение ритмикой. Ведь во всем, что вы принимаете за нечто, больше ничего, чем чего-то.
- Это, как?
- Ну смотри, всякая материя состоит из атомов, которые в свою очередь состоят из ядра и электронов. Не углубляясь в структуру ядра, посмотрим на атомный уровень жизни материи. Для удобства смотрения пропорционально увеличим эту структуру. Ну, к примеру, до размера, когда электрон будет эдак с шарик для пинг-понга. Ядро, соответственно станет размером с купол собора Петра в Риме, а радиус орбиты электрона несколько миль. Вот и прикидывай: площадь радиусом в несколько миль, имеет условно твердых составляющих – шар, величиной с купол собора и шарик для пинг-понга, который шо дикий носится по границе этой площади. Эффект твердой материи создается исключительно дикостью шарика-электрона. Поскольку между куполом и шариком голимая пустота. Свойства материи определяются скоростью и ритмом вращения электрона. Меняем эти показатели и тут же меняются свойства материала. То есть, я, умеющий ловить ритм вещества, настраиваться на него а затем изменять, без видимых усилий превращаю метал в дерево, дерево в песок, песок в огонь и так далее. Ваши умники, которые не знают, как это делается, но, заметь, знают уже, что это может быть сделано в принципе, продолжают отрицать возможность трансмутации, исключительно с целью оправдать собственное ущербное знание, я полагаю.  Так же и другое: ни какое знание не имеет практического значения, если оно не становиться  основой ритма. Так же как само это знание невозможно добыть, в, сколько ни будь, глубоком варианте, без введения в сам процесс познания соответствующей ритмической основы. Что из того, что ты, к примеру, узнаешь, что регулярное употребление определенных продуктов и трав, равно как и исключение других продуктов из употребления, помноженное на определенный режим и упражнения тела и дыхания в состоянии сделать из  зависимой фигуры независимого игрока, развив в нем способности к трансформации материи. Само это знание принесет тебе только вред, если все перечисленное не будет закреплено на ритмической основе. Ведь из фигуры в игроки не выйти просто зная что нужно есть и как тренироваться. Нужно это есть и это тренировать, при чем в строго определенном ритме. И нарушения этого ритма будут очень болезненно сказываться на организме. Можно не давать человеку ни каких знаний, но добиться от него исполнения определенных правил с необходимым ритмом и он добьется того, чего не добьется тот, кто знает весь механизм процесса, но не в состоянии поддерживать необходимый ритм. – он извлек из-за спины бубен и начал отбивать на нем довольно жесткий ритм , приговаривая при этом голосом Михал Михалыча - Консерватория, конценртмейстерство, частные уроки, гастроли, еще одни частные уроки, деньги, золото, суд, Сибирь. Консерватория, преподавание, конкурсы, концртмейстерство,  частные уроки, загранпоездки, деньги, золото, суд, Сибирь. Консерватория, домашнее музицирование, частные уроки, недвижимость, деньги, золото, суд, Сибирь. Может в консерватории что-то поправить?- последние слова он произнес уже у меня в комнате, тут же обернулся Фарадой-Маргадоном и заявил – жуткое место, дикие нравы, меня тянет на  родину
- Где ваша родина – участливо поинтересовался я
- Я родился на корабле, но куда он плыл и откуда ни кто не помнит
- А я…
- А вы вообще еще не родились
- Не родился? – испугался я
- И как вы дальше думаете – с требовательным прищуром поинтересовался он и зашагал по комнате – вообще-то вам предстоит целая цепь рождений, в результате которой вы явитесь миру… - он, друг сделался Янковским-волшебником обыкновенного чуда и внимательно посмотрев на меня, выдал – Ща, ща-ща-ща. Ща. Все будет совсем не так, все будет замечательно… - и вышел в блик на оконном стекле.

Я побродил взглядом по комнате и ощущал себя все более неуютно. Со всех сторон на меня глядели более или менее давно начатые и все еще не законченные затеи. Каждая из них в момент своего затевания обещала стать едва ли не панацеей от всех проблем моей мотузяной жизни. Да и теперь, по здравом размышлении, я признавал, что каждая из них, если будет успешно завершена, таки да – может меня осчастливить. Если будет завершена. Но до этого завершения нужно дожить. А что бы дожить, нужно тянуть клятую мотузку жизни: - что-то есть, где-то спать, во что-то одеваться. Для решения этих осточертелых задач придумывались все эти затеи, каждая следующая, что бы обеспечить свое существование на тот период, пока будет закончена предыдущая. В результате – выполняя последующие, приходится отложить предыдущие, а, следовательно их результаты не наступят, пока их не возобновят,  а как же их возобновить, если для есть-пить-одеваться нужно тянуть последующие. В результате выполняются только те, которые могут принести прокорм практически немедленно, а это, как правило, либо дешовка, либо чьи-то затеи, генеральные затейники которых умудрились таки найти на них средства, чего до сих пор не умудрился сделать я. Если верить рыжему гаду, то им это удалось, в силу их попадания в некий таинственный ритм, из которого я, непрерывно вываливаюсь. И как подтверждение – свора нескончаемых затей. Глаза б мои на этот позор не смотрели.
Я закрыл глаза и погрузился во тьму.
И тьма, таки да – ритмично раскачивалась.

***
Тьма Вальхаллы ритмично раскачивалась светом артефактов, и ритм этот был ритмом того зейта, с которого началось все. Каждый артефакт не просто имел своё место в Вальхалле, он был вплетен во всеобщий контекст его обретений. Таким образом любое перемещение малейшего артефакта, тут же приводило к соответствующим перемещениям всей системы. Такое положение вещей может представлять серьёзную опасность, именно поэтому ему необходим могучий, священный ритм, который в силу своей природы, оберегает всю систему от деструктивных изменений. Эта система – тончайшее кружева, в котором каждое следующее обретение, порождено предыдущим и участвует в судьбе рядом находящихся. Да еще последнее обретение умудряется быть родителем первого.
Обретение за обретением он вплетал в кружево силы ВАЛЬХАЛЛЫ, как самую высшую драгоценность храня тот ритм, что плела тогда ЕГО ВЕЛИКАЯ МАСТЕРИЦА внутри их экстаза.

Она плела кружево их экстаза, играя с могучими потоками, как пальцы музыканта играют со струнами. Только струны не лежали рядком а гудели коконом, окутывая и даже пронизывая их. МАСТЕРИЦА знала, их счастье, их экстаз, их мир, что явится из вихре этого зейта будет жить до тех пор, пока будет жить ритм, в который она сплетет основные силы этого новорожденного космоса. Она знала, что нужно угадать один небольшой, но главный узелок, который станет ключевым, в череде других. И она определяла его играючи.
- Так, если мы и дальше будем с тем же усердием светить своей красотищей неможливой, то, пожалуй, рано или поздно, все выйдем. Фигушки. Покрасовались и будет. Сиятельность мы внутрь спрячем, да понадежней запечатаем. Радостно меж потоков шастать тоже маленько повременим, больно много внимания на угадывание лучшего уходит. Надо бы его силушку внутрь обернуть да в колечко завернуть. И как бы нам это сделать. Он же любопытный, едри его. Все ему выяснить хочется. Поди оторви его от шастанья по потокам, да сияние при этом внутрь как утянуть. Ничё, вот пусть внутри шастает, там тоже есть чего выяснять. А тут только начни, чем больше бродишь, тем больше даже на слух узнаешь, а чем больше узнаешь, тем больше бродишь. А внутрь мы его как миленького утянем. Это он по сторонам пялится, пока мы слиты точечка к точечке. А како я от него слегка отклеюсь, да спляшу, он  у меня взгляд и на секундочку не оторвет. Вот я ему спляшу, а он, своим взглядом, да с его-то фантазией, таких миров тут навосхищает, что ему никакие другие потоки вовек не понадобятся. А ну, милый, как тебе вот эта моя штучка?
- О, чаровница-а-а-а!
- А вот эта?
- Безумная!
- А вот так?
- А-а-а!
- А мы еще и так умеем!
- У-у-у-у-у!
- А как тебе понравиться такое?
- О-о-о-о-о-ох!
- А что мы еще покажем!
- У-у-у-а-а-а-о-о-о!
- А так?
- О-о-о!
- А так!
- У-у-у!
- А…?
- О-о-о-о-о!
- А…
- У-у-у-у!
- А…?
- О-о-о-ох

***
Сладкие охи и стоны вились вокруг ФРЕЙРА-ФРЕЙИ как сияющий пчелы свитые в вихрь и скрывающее обворожительный танец бессмертных от незрелых еще глаз юного скальда, пропитывая необоримым магнетизмом  самый его дух, который про себя теперь знал, что не найти ему покоя, пока не проникнет он  в тайну этого танца, этого сладкого ритмичного стона, внутри которого вечность.

Помни, мой мальчик – сквозь сладкие звуки поучал мастер – какие бы откровения не ждали тебя в угаданных мотивах мира и его разнообразия, но до тех пор, пока тайна не вплетена тобою в ритм, она лишь миф, но не бытие. И бытие ее определится тем ритмом, в который она будет вписана. Великая сила РЕЙД – небесная колесница, войдя в которую даже жалкий примат может сравняться с богами. А если сумеет управить той колесницей, то и судьба аннунаков и святоговорв станет ему доступна. Солнце дарует силу РЕЙД в те пятнадцать рассветов, что идут с последней декады первого месяца осени. Луна дарует эту силу в  четвертый свой день, сплетая ее с силой АС,

***
Во все, что жило на поляне и в ее окрестностях, хлынула радужная сила. С тихим малиновым звоном вскрылись бутоны и распахнули свои соцветия, на разогретой коре деревьев проступили янтарные капли камеди, неистовым хором возликовали пичуги, и медовый свет пошел волнами из ярко-звенящих точек пчел и затейно-шуршащих силуэтов бабочек.
И вся эта порхающая жизнь вдруг устремилась к не ведающей стыда и устали паре и сотворила вокруг них кокон.

Вскоре, впрочем, кокон этот принял форму уже знакомого нам яйца с лапами и крыльями. Яйцо осеняло священную поляну  ванов дивной мелодией, обильно пропитанной сладкими стонами. Не долго думая, яйцо принялось танцевать. Да как затейливо выплясывать. Крылья изгибались в изящном жесте, и лапы, восторгаясь им пускались в перепляс. Восторгаясь переплясом, крылья выдавали новый изящный жест, порождавший  новый восторженный перепляс.
Эдак вот, под умильный кудахтанья и оханья, да чуть ли не в присядочку, экзотический транспорт отправился в путь. Лежал ли этот путь на небо? Кто знает, где оно небо шарообразной планеты. Одно было несомненно: с каждым новым па, яйцо становилось все объемнее и все прозрачнее. И, видимо, потому отражало в себе все больше и  больше красоты мира. В каком-то своем, только ему присущем порядке, укладывались в него эти отражения, завися лишь от неповторимости своей пляски.
И когда оно совершенно растворило свою огромность, над священной поляной ванов, не столько увидели, сколько услышали и ощутили, как в вездесущем небе, пропитывающем бытие, воссияла новая звезда, быть может, будущая галактика или еще одна вселенная.

10

Белый странник
Приношу свои извинения - не сочтите мое молчание за игнорирование того, что Вы пишете. Я в настоящий момент не в состоянии поместить здесь нечто, сопоставимое по уровню с содержимым ветки, и не в силах выразить в словах свое отношение... Причину можете обнаружить в Мэрии в ветке Помолвка. Просто продолжайте... Ваши адресаты Вас слышат - уверяю...

Отредактировано ltnemo (2005-12-04 22:19:25)

11

5.12.2005, 12.00.
Пятый лунный день.
По внешнему контуру лунной силы – день одухотворенного очищения.
По внутреннему контуру лунной силы – день одухотворения портала как тайны потока.

Единорог – покровитель этого дня. Один из самых таинственных символов известных человечеству. На протяжении веков его можно видеть на гербах самых знатных родов Европы и самых тайных орденов Востока. Его описывают как грациозное животное, обладающее чудотворными свойствами – способностью к трансформации как себя, так и пространства, одно прикосновение его рога делает яд безвредным, смертельную рану – безобидной царапиной. В китайской традицией Единорог – символ высшей духовной власти. И при всем при этом вы вряд ли встретите хоть одно описание какой либо духовной традиции, построенной на системном общении с этим образом. Малейшие намеки на подобную информацию тут же пропадают в непроходимом тумане таинственности.
Пятый лунный день – день трансформации, трансформируется пища, которую мы употребляем, становясь тканями нашего тела, и поэтому необходимо быть чрезвычайно щепетильным в подборе пищи в этот день, иначе рискуем не только накопить ужасающее количество шлаков,  но к тому же загнать их так глубоко в  организм, что их не удастся так уж легко извлечь обратно. Еще более щепетильно стоит подходить к информации, которую мы допускаем к себе в этот день, поскольку она тоже подвергнется трансформации в наши убеждения и базовые понятия нашего мировоззрения. Если эта информация окажется не достаточно качественной, то это может радикальным образом повлиять на наши представления о мире, и, как следствие на нашу жизнь.
Очень большое внимание стоит обратить на желудочно-кишечный тракт, особенно пищевод, а также на лобную часть головы. Некачественная или неподходящая именно вам пища может вызвать рвоту, спазмы пищевода, а некачественная информация – спазмы сосудов головного мозга. Очень не рекомендуется в этот день есть животную пищу.   

Солнечный поток все еще в фазе, совпадающей с руной ХАГАЛ.
Лунный поток в фазе, описываемой руной КЕН.
Имеющий уши, … сами знаете…

Я сидел за рабочим столом, окруженный толпой начинаний, с каждым из которых у меня были связаны спасительные надежды, и ощущал физический дискомфорт. Так, словно меня нарядили в ужасающей неудобную одежду, типа «фрачная жилетка поверх охотничьего свитера», и заставили одновременно писать отчет начальству, письмо другу и философскую поэму.
Учитывая, что стихии огня в моей натуре больше, чем всех остальных вместе взятых, я (совершенно, впрочем, неосознанно) начал переставлять мои начинания с места на место по столу. Этот процесс, каким-то образом, облегчал ситуацию. Я поймал себя на том, что отбиваю какой-то такт ногой, и это прямо связан с перемещением предметов по плоскости.
Вначале отступило чувство «жилетки  поверх свитера». Это радостное событие наполнило существование какой-то невнятной мелодией и подвигло на перемещение моих затей не только и не столько по столу, сколько по всех комнате. Я, мурлыча себе под нос, наугад брел с какой ни-то папкой в один из углов комнаты и, пристраивая ее там, отбивал ногой такт. Чем больше я эдак бродил по комнате, тем ясней и ясней становилось у меня на душе.
Хотя, кажется, и погода вела себя соответственно.
Словно, самый мажорный аккорд моего, стремительно улучшающегося, настроения, из прорехи в облаках явился упругий золотой луч, и отразившись в зеркале, умудрился просиять все, разнесенные мной по комнате, затеи. Они, словно, встрепенулись и хлынули в единое сияние. Причем оно текло стройным потоком, от одной затеи к другой, вычерчивая моим же взглядом в моем же сознании некий знак, смыслом которого было знание, что все они – мои затеи, это одна многоступенчатая затея, в которой достаточно правильно расположить эти ступени и они, только что сами не реализуют друг друга.
- Так, что? – спросил из зеркала Локи – Таки что-то в консерватории нужно было поправить? – развернулся и был таков… что у меня остановилось дыхание.

Вместо спины, он предъявил мне перед,. Да какой! Обнаженная возлюбленная из моих снов была такова, какой я ее не смел увидеть даже в самых смелых мечтах. Тут уж запел не я, тут запело само пространство. Дракон меня не просто встрепенулся, он, буквально, изошел на сияние. И сияние это хлынуло в возлюбленную, в ее безумную распахнутость и трепет. Я не почувствовал стеклянной плотности, как, должно быть, свет не чувствует ее, проникая туда, куда устремляется. Я слышал лишь сладкий стон, вибрирующий, как восхищенный крик кобылицы и ощущал свою мощь и неудержимость, словно у меня было восемь ног, два крыла и…
- И элегантный витой рог во лбу – продолжая мои мысли, добавил Рыжий провокатор и подвел меня к шипяще-звенящей стене водопада.
В текучем зеркале отражалось нечто чудовищно прекрасное. Необъятные и бездонные небесные очи, восхищенно распахнулись у основания, великолепно вылепленного, витого чуда, усыпанного жемчужным блеском и сиявшего, совершенно самостоятельно. Облачные космы метались у стройной шеи, и даже кустик бороды не смотрелся козлиным. Великолепные перья крыл безумными веерами, просто таки, очаровывали пространство и все восемь ног, не одной собою, не стояли на месте. А внутри этого совершенства, этой лучезарной души пространства, клокотал восторг обладания, рассеивая по всей округе сладость совпадения.



***
Однорогий чудик погарцевал перед водопадом, выгибая великолепные крылья и так и эдак, вдруг остановился, и, чуть ли не на всех восьми цыпочках, стал продвигаться к небольшому скальному выступу затейливой формы.
Он аккуратно прикоснулся  к древнему базальту и по граням глыбы проскочили шустрые яркие искорки всех оттенков. Воздух над  монолитом заиграл, словно над пламенем и, казалось сгустился словно в призме. Вот эта игра воздуха, повторявшая форму глыбы, но несколько выступавшая за ее пределы, вдруг шустро развернулась, и цапнула скакуна за его чудненький рог, обнаружив при этом пухлые с перетяжками руки, весьма объемистый живот и глупую губастую физиономию. Физиономия попыталась использовать рог в качестве морковки и скакун поторопился выдернуть рог у шустрого идиота. Тот, не долго думая цапнул ближайший кусок отдельно валяющегося базальта и с не меньшим  энтузиазмом начал его лопать.
Сквозь, достаточно громкий, шум водопада он расслышал заливистый смех реки и резво скакнув к ней, с тем же любопытством коснулся ее рогом.
– Это очень мило с твоей стороны, красавчик, но моя девственность растаяла в омуте времени – заявило такое же, как над глыбой, марево, игравшее над водой и имевшее прелестные формы обнаженной красавицы. Красавица фривольно пролегала  у подножья горы и ее голова покоилась на коленях покрытого буграми мышц гиганта, он был таким же маревом, только на всей горой. Гигант старательно растягивал аккуратно растянутые волосы красавицы и, казалось был полностью поглощен своим занятием.
– Чего это он, - поинтересовался скакун
– Водопад держит – с нескрываемой гордостью поведала красавица
– Зачем? – удивился ясноокий
– Что, водопад зачем? – в свою очередь удивилась красавица
– Нет, зачем держит, что он без него не удержится, что ли?
– Да ты совсем малыш! – почему-то обрадовалась река – Конечно не удержится, без нас ничего не удержится,  так же, как без тебя ничего не заговорит и не зачувствует. - поведала она и снова залилась звонким смехом – Поверь, занятый этим серьезным делом, он намного приятнее и безопаснее, чем мающийся от безделья какой не то дурью, типа урагана. Послушай малыш, окуни свой рожок в водопад, я так люблю, когда в мои волосы вплетается РАДУГА.

Единорог с радостью окунул рог в водопад и с восхищением увидел, как от этого вокруг  него распустился сферический, яркий бутон. С этим вот «АХ!!!» он и скакнул в зеркало водопада.

***
– Развлекается – с напускным недовольством буркнула Фрейя, с трудом пряча улыбку в своих цветущих устах, глядя на то, как над котлом с мёдом поэзии распускается сферический бутон радуги – Безобразник, наглый эротоман и коварный искуситель - стараясь мурлыкать построже и по-грознее – заявила владычица наслаждения, наблюдая, как Высокий, вырядившись Сыном Девяти Дев зачерпывает в рог очередную порцию волшебного напитка – У, змеюк пронырливый! – прищурила она дивные очи на Одина, уже в собственном обличии прихлёбывавшего из рога на троне.

И в этом прищуре, свившимся в объятьях с достаточно нахальной и сладострастной усато-бородатой улыбкой, разворачивалась память об одном их давнишнем приключении.

– Я грязный, неотёсанный монстр, пропахший потом и гнусным солдатским юмором – костерил себя Один, с надеждой вглядываясь в зеркальное дно котла Чередвен, где должен был проступить вожделенный образ Фрейи, устроившей   ему головомойку за грубость. – Но, зачем, зачем ты смылась, свет очей моих – ляпнул могучий воин и услышал из котла
– Тьфу на тебя, медведь косматый, это же позеленеть можно: «зачем ты СМЫЛАСЬ, свет очей моих». У-у-у-у-у, глаза б мои тебя не видели – яростно шипела властительница его дум, сидя где-то, похоже, в пещере – вот тебе, любуйся! – заявила она, обернувший жуткой гиганткой – Вот эта уродина будет как раз впору такому монстру как ты, а изысканная Фрейя подождет романтика и поэта.

Он наворачивал уже девятый круг над этой скалой и был совершенно уверен, что злополучная пещера находится именно в ней. Но входа ни где не было видно.
Он сел у едва заметно расщелины и, исследовав ее, посетовал:
– Да что я, суслик, что ли?! Но я же чувствую, что она там! Ну, милая, держись! – он ударился о скальную площадку и обернулся змеем.

Великанша сидела огромная, безобразная и злая как голодная крыса.
– Фри, ты дура. А если этот медведь не явится? Ты так и будешь тут сидеть эдакой уродкой! Ты рада? Можешь упиться тогда всеми тремя чанами волшебного мёда и окачурится от поэтического вдохновения. Сама-то – фря и грубиянка, а на него вызверилась – не жалея себя, констатировала мастерица экстаза, и тут же за  себя вступилась – неправда, я нежная и пушистая, это он меня довел до такой жизни, чучело лохматое. Что ему слабо, ради меня-любимой из лохматого, неуклюжего, шумногшо монстра сделаться гибким, тихим и … голым? – вопрошала она базальтовую стену пещеры.

И стена ответила ей тем, что явила из одной своей расщелины мощное, гибкое, покрытое восхитительным чешуйчатым узором, тело. Совершенно не лохматое, можно сказать, абсолютно голое и с таким взглядом наперевес, от которого она чуть было весь гигантизм не растеряла.

Однако еще три дня она испытывала его чувства, допуская до своей любви исключительно в образе жуткой великанши. И когда он, наконец, взмолился:
– Пи-и-и-и-ить!
Она предложила ему сделать глоток из чана. Со свойственным ему размахом, он опростал все три котла, от чего его природа всколыхнулась. Когда она улеглась, было на что посмотреть: тело змея, крылья орла, физиономия ошалевшего аса. Так он – пернатым змеем и отправился в ВАЛЬХАЛУ, едва угоняясь за легким соколиным силуэтом, что дарило ФРЕЙЕ ожерелье БРИСИНГАМЕН.
Приземлившись в ВАЛЬХАЛЛЕ, он глянул на себя в сферическое зеркало котла Чередвен и ахнул. Этот «АХ», резко перерос в «ХА», явившийся в форме мощного светового потока, заполнившего котел  и сгустившегося в огненный мед поэзии.
– Надо заметить, - обратил Локи внимание Фрейи на блиставшую неподалеку от котла лужицу – Он выдохнул, таки, не только ротом.
– А это для тех бедолаг, которым не хватит сил, совершить девять шагов до котла с великим элексиром – проявила хозяйственность карсавица.

С тех пор высшей наградой в ВАЛЬХАЛЛЕ является право испить священного мёда, а высшей участью – владение поэтическим даром – скальдскапом. Котел же с этим огненным медом стал основным источником света в обиталище ОДИНА.

***
Ритм и напевность стонов и «ахов» ФРЕЙИ-ФРЕЙРА обрели такую настойчивость и мелодичность, что стали не только  раскрашивать пространство вокруг себя во все цвета радуги, но и принялись лепить из этой радуги фигуру восхитительного ЕДИНОРОГА. Не отрываясь от этого очаровательного занятия, мастер продолжал свои наставления юному скальду:
– Там и тогда, где и когда обнаруживается способность удержать мелодию какого либо явления пространства и усадить эту мелодию на четкий, корректный ритм, неизбежно рождается БЕЛЫЙ ЕДИНОРОГ СВЕТА. Он возникает так же естественно, как пар от сочетания воды  и огня. Эта дивная, лучезарная душа пространства – средоточие великолепия и чудеснейших свойств, уже в момент своего рождения, прибывая в своей первой ипостаси – силе руны КЕН, приносит во все, с чем общается ясность и свободу воли. Солнце дарует силу КЕН в период от пятого до двадцатого рассвета второго месяца осени. Луна дарует ее в свой пятый день. И каждый лунный день от шестого до седьмого часа пополудни можно накопить эту силу в своем теле.
***
Одно было несомненно: с каждым новым па, яйцо становилось все объемнее и все прозрачнее. И, видимо, потому отражало в себе все больше и  больше красоты мира. В каком-то своем, только ему присущем порядке, укладывались в него эти отражения, завися лишь от неповторимости  пляски.
И когда оно совершенно растворило свою огромность, над священной поляной ванов, не столько увидели, сколько услышали и ощутили, как в вездесущем небе, пропитывающем бытие, воссияла новая звезда, быть может, будущая галактика или еще одна вселенная.
Вот эта звезда вспыхнула ярче, и лучи ее принялись танцевать, сплетая из своей упругости дивную фигуру ЕДИНОРОГА.
Восхитительный скакун явил свою запредельность, закрепив ее плавным, переполненным грациозности, жестом  крыл и, сопровождаемый мелодией сфер, просочился внутрь пространства.
На месте этого великолепного представления света стал, прямо на глазах стал расти настырный бутон. Буквально, через несколько мгновений  он уже развернул свою немыслимую архитектуру и филигранная башня его пестика завибрировала в тон той музыки сфер, которая сопровождала посещение этой поляны Единорогом.  Вибрации пестика совершенно очевидно отражались в небе над священной поляной ванов. Они имели природу перистого сияния, плавно и осмысленно скользившего с обратной стороны шелка небесного шатра. Свечение, вначале бывшее подвижным разноцветным пятном, стало принимать более затейливые формы, просто таки некая небесная геометрия, вернее гелеометрния, вычерчивавшая текст не то гимна, не то закона, не то восторженной песни…
– Не то, такой себе, сын МУСПЕЛЯ, с упоением и вариациями обложил нас матерно, нам на радость, себе в утешение – высказал свою версию Локи, прежде чем удалиться в базальтовую твердь горного хребта, вплотную примыкавшего к священной поляне.

***
Угрюмый , как все представителе клана цвегменов, смешной чумазый бородач наблюдал за тем, как его собрат из клана цвергерров неутомимо с каждым ударом своего молота вколачивает в доспехи дракона хлесткие и заковырестые слова, ведомые лишь рожденным в их клане.
– Вот ить, поди, кроет нас матерно, в свое удовольствие, а мы и ухи развесили. Все одно ить не знамо чё он там бормочет – брюзжал цвергмен, явно ревнуя свою работу к коллеге по заказу.
– Ты свою работу сделал, стой и не гунди, другим не мешей – предложил ему стоящий рядом цвергас, красующийся благородной (серебряной с червлением) сединой – ежели ты не разумеешь световязи, то не значит, что не кто ее не разумеет.
– Вот ты умный, тебе на роду написано изведывать всяк наш заказ. Без твоей мудрости вся наша работа псу под хвост, скажи мне, ежеле он не абракадабру каку мелет, от чего не скажет путём и мне. Мы сызмальства плеч о плеч потеем. Важничат, поди. Дак ведь не водится за ним такого. Да и кака с него важность – выкатив грудь, шедшую у него от шеи до пупка, поинтересовался хмурый бородач – он жеж на месте не секунды не устоит. Его успокоить – энто надо положить, да подержать маленько. Он как приснет, тольки тады и не шустрит, и то ежели рядом бабы не положить.
– Жаден ты, от этого все твое недовольство. Он же тебе сто раз говаривал, не может он тебе чего не то рассказать, поскольку световязь ему является в тот самый момент, как он к своей работе приступает. У них цергерров порода такая, урождаются такими. За то и ценют их. Мотив им ведом, да ритм подвластен. Он когда дело свое сладит, не единого слова не вспомнит. Я ить, для того тут и надобен. Я всю его речь до звука внемлю, вся ее магия мне ведома. Ни звука до скончания времен не забуду. А вот эдак, стать и произнесть хоть слово, вжисть не смогу. По молодости весь лоб себе об базальт сбил от обиды, пока понял – каждому свой промысел, всякому своя ценность. Без тебя-то вона, нам бы тоже тут делать нечего было бы. Кто б оный доспех из руды добыл да в форму наладил. То-то…

Доспех, тем временем, пронизывался яркими прожилками света, все гуще покрывавшими весь объем нового чуда гномов, пока не засиял, словно из одного чистого светорода и был выкован.

12

6.12.2005 12 ч.25мин.
Шестой лунный день.
По внешнему контуру лунной силы – день настройки коммуникаций потока.
По внутреннему контуру лунной силы – день танца духа, как закона потока.
Звездный поток продолжает находится в доминантном режиме созвездия СТРЕЛЬЦА.

Журавль является одной из мистических птиц. Наравне с орлом – символом духовного подвига, вороном – символом проникновения в тайны стихийных сил, петухом – стражем границ дня и ночи, после  третьего крика петуха демоны убегают от человеческих жилищ, журавль считается вещей птицей, особо связанной с Луной и стихией воды, владычицей которой является Луна. Не даром у многих славянских народов у колодцев приспособления для подъема воды  делали в виде журавлей.
"Лучше синица в руке, чем журавль в небе" – говорили наши предки, подразумевая при этом в образе журавля нечто недосягаемое. И в этом смысле журавль является символом светлой мечты, устремленности человека к небу, его стремления к полету, к состоянию парения. Многие считают мечтания пустым времяпрепровождением. Однако, если это искренние и светлые мечты о небе, о полете, они могут помочь человеку настроится на очень тонкое чувствование энергетических потоков, что позволит вступить в тесную взаимосвязь со стихийными силами, позволить высшим силам беспрепятственно протекать через свое  тело. Это  принесет потрясающее состояние парения духа.
В шестой лунный день принято было гадать по облакам. Плохим знаком считалось как полное отсутствие облаков, так и абсолютно монотонно покрытое облаками небо. Если же по небу плывут отдельные облака, будь то кучевые или перистые это само по себе уже благой знак. Для тех же, кто хотел бы получить более подробное гадание, есть богатые возможности ассоциативного мышления. Издревле люди смотрели на небо и находили, что облака на что-то похожи. Правда зачастую одно и тоже облако напоминало людям совершенно разные предметы, но кто знает, не является ли это неким особым языком пространства, через который оно передает каждому свое адресное сообщение. Шестой лунный день считается лучшим днем для приема таких сообщений.
Этот день, считается, особенно связан, как со стихией воды, так, и со стихией воздуха (как и облака в небе), поэтому особого внимания требуют органы дыхания, могут возникнуть кашель, воспалительные процессы в верхних дыхательных путях. Рекомендуется заниматься дыхательной гимнастикой и другими оздоровительными и профилактическими мероприятиями с органами дыхания

Солнечный поток перешёл в фазу, совпадающую по свойствам с руной НУД – силой вязи, силой коммуникаций, силой потребностей, дающей способность переносить ограничения.
В этот период  возникают и закрепляются социальные, сексуальные, личностные и всякие другие связи.
Лунный поток переходит в фазу, описываемую руной ГЕБО.
Имеющий уши… ну вы помните.

– Рекомендую точнее определять фокусное расстояние – посоветовал гибрид рыжего клоуна с фокусником, щелкнул пальцами и …

Все отразилось во всем, напрочь утратив фокус восприятия. Вся комната оказалась пропитана отражениями. Да что комната, я, всем своим опешившим организмом, отражал все содержимое комнаты, а содержимое, в свою очередь, отражало меня.
Однако кое в чем,  а это были как раз те самые затеи, отражалась  еще и ОНА. Эти отражения словно перемигивались друг с другом, словно касались друг друга взглядами, стремлением. Они словно ходили по кругу, в своем – собственном хороводе, словно свивались в вихрь. И вихрь этот вился вокруг меня. Внутри меня. Из меня.

***
Высокий рассматривал свое отражение в глазах Фрейи, особенно глаза. Ее глаза, которые отражались в отражении его глаз в ее глазах. Нет, он, безусловно, любовался всем ее отражением в своих отраженных в ней глазах, ведь с каждым отражением вглубь обнаженность ее красоты была все неизмеримее, но глаза…
В глазах этого неизмеримого отражения любимой опять отражался он, а значит, в глазах этого еще одного отражения можно будет увидеть ее, отраженную еще глубже.
Ни кто из обитателей или гостей Вальхаллы не догадывался, что все в этом непостижимом обиталище Одина, включая и их самих, это лишь подробности вихря их первого зейта. Того вихря, из которого они так и не смогли выйти. И не потому, что у мастерицы неистовой волшбы не хватило сил или опыта. А потому, что, когда уже все было готово, они все никак не могли совершить последнее действие, за которым последует остановка того блаженства, остановить которое для них было немыслимо. И тогда он – дилетант и новичок, решил не прерывать его вовсе.
Он, вдруг, увидел, что их вихрь пляшет внутри другого, более огромного. Того, который свился у Луны с Солнцем. Он ясно увидел как вихрь их зейта, в мельчайших подробностях, отражается в вихре лунасольном. Стоило ему это рассмотреть, как он тут же ощутил, что, и они, своим вихрем, отражают этот ЛУНАСОЛ. Ему не составило труда отыскать в своем вихре это отражение и, присмотревшись к нему, заметить отражение своего зейта…
Бесконечность взаимных отражений вихрей очень скоро стала не только очевидной, но и привычной. Как и новое состояние их взглядов.
Тут, в вихре, взгляды не только бесконечно отражались друг в друге, но и с каждым следующим уровнем глубины они окружали себя все большим и большим количеством подробностей, бывших воплощениями их возможностей и потребностей. Когда же и эти подробности затеяли отражаться друг в друге, они заметили что находятся в этой уютной скале, в которой протекает их особая история. Она и похожа и не похожа на ту, которая протекает за пределами этой их вечной галереи взаимных отражений. Эта схожесть-отличие также мало и несомненно как отличие их имен. ОД и ФРИГ, говорят они тут, внутри, ОДИН  и ФРЕЙЯ называют их там, снаружи. И тем, кто снаружи  не возможно ни понять, ни распознать этой их внутренней жизни. А попасть вовнутрь можно лишь через вихрь зейта. Все обитатели и гости Вальхаллы, сумели свиться вихрем ЛЕЛИ и отразить-отразиться в их вихре. Только так переступается эта заветная черта.
До этой черты они, своей странной жизнью вызывают у любопытных одни вопросы, не имеющие ответов там – снаружи. За этой чертой, у гостей и обитателей одни ответы, не имеющие вопросов.
Но только ОН и ОНА ведают, что вот эта сила магнетической напряженности и является опорой реальности.
Возможно единственной ее опорой.

***
Вибрации пестика совершенно очевидно отражались в небе над священной поляной ванов. Они имели природу перистого сияния, плавно и осмысленно скользившего с обратной стороны шелка небесного шатра. Свечение, вначале бывшее подвижным разноцветным пятном, стало принимать более затейливые формы. Просто-таки небесная геометрия, вернее гелеометрия, вычерчивавшая текст не то гимна, не то закона, не то восторженной песни.
Эта песня обладала не только сиятельным начертанием, но и особым, труднопостежимым звучанием. Этого звука, этой мелодии ни кто не слышал. Но все, находившиеся на священной поляне ванов, чувствовали этот мотив, ощущали этот ритм.
Эта неуловимая музыка растворяла.
С исчезновением  обворожительного скакуна, казалось, исчезли и границы. Причем не только поляны, не только ванахейма, но и само понятие границ. Вместо этого начало зреть что-то новое, еще неведомое, словно этот странный бутон, над которым заплясало небесное  свечение, имел некий невидимый плод.
И, созревая, этот плод словно впитывал в себя ту непременную радость, которой так славилась атмосфера поляны. Он словно отращивал вокруг поляны невидимую звенящую и шуршащую границу, пересечение которой было чревато… очень чревато.
Отчего-то все, находящиеся на поляне, совершенно ясно ощутили, что зреющий невидимый плод – это движение. Неведомый, новый какой-то транспорт, которому доступны любые дали и протяженности, и которому для их освоение нет нужды двигаться с места.
И всякая пара, подходившая к бутону и ощущавшая магический мотив и ритм погружающей отраженности друг в друга, ясно видела, что все бесконечные мириады миров сотканы из таких вот углубляющих отражений. И чтобы  достичь их, нет нужды покрывать миллионами шагов твердь. Нужно лишь отыскать верную траекторию глубинного отражения.
Эта их общая ясность холодным прозрачным пламенем плясала над дивным бутоном, собирая в себе все мыслимые и еще не мыслимые отраженности, пропитывая само понятие пламени этим бесшумным мотивом и ритмом, отчего во всех мирах и пространствах все, кто, на какое-то время, сплетал свой взгляд с танцем пламени, начинали ощущать, что этот странный, пляшущий бутон – особый, неподражаемый вид транспорта, позволяющий  не только посещать любые миры, но и создавать их.

***

Обитатели священной поляны, увлеченные новым чудом, вряд ли заметили то мгновение в которое, пляшущее небесное сияние обрело потрясающее сходство с физиономией Локи, как вряд ли расслышало его странные, лишенные для них смысла сова:
– Папашка, какие ножки, я задушила бы эти ножки, папашка.

И уж тем более не могли они видеть клокочущей страсти МУСПЕЛЯ. То, что представало их взорам в образе дивного танца небесного сияния, было лишь трепещущей тенью буйства.
Неизмеримых размеров вихрь, чьё тело не плоть и кровь, но движение и мощь, не только  свивал из того, чем плясал плоти  всех мыслимых и немых форм. Он испытывал к ним жгучую, клокочущую страсть. Он обожал их, он мечтал о них, он рвался обладать ими. Обладать неистово, бесконечно, безгранично. Растворяясь в них и растворяя их в себе.
Надо ли говорить, что растворение явившейся из вихря плоти в том же вихре, означает грядущее небытие этой плоти. Не многим, думается, отлична и перспектива полного растворения вихря в несоизмеримой по объему плоти.
Но, до тех пор, пока вихрь вьется, он порождает плоть. Обладать ею может вырвавшийся из вихря поток. А это, разумеется, возможно лишь тогда, когда иссякнет ЛЕЛЬ, свившая потоки вихрем. И тогда, уж жаждущий поток, непременно …
Ни кто, однако, не сможет отрицать возможность возникновения нового порождающего вихря, превращающего небытие растворенной плоти в новое бытие новой, неведомой …
А пока крепка ЛЕЛЬ вселенского вихря, пока жива плоть им порождаемая, страсть его является в миры пламенем. Трепетным, ласковым, теплым защитником и кормильцем; неистовым, беспощадным, непобедимым, карающим.
Но что же с него спросишь? Ангелы, они такие…

***

– Вот ведь пристал! Чистый демон! – кокетливо возмущалось трепетание разогретого зноем воздуха долины. Возмущения были в адрес неугомонного ветра гор, носившегося над долиной и норовившего, казалось, поднять ее и унести к себе в горы – Мало ему ущелий, что ли – кокетничал трепет изо всех сил.
Между тем, ветер с гор можно было бы понять. Достаточно взглянуть с высоты его полета на долину, и разглядеть в лучах жаркого горного солнца извивы и изгибы, округлости и … формы, в общем, которые не могут оставить равнодушным не одного горца, а в особенности такого неугомонного как ветер.
– Вай, вах-вах-вах! – почти стонал он, прижимаясь своим полетом к нежному трепету  над округлыми камнями, поросшими пушистым мхом.
– Ох, оу-а-а-а-а! – отвечала ему долина.
Наконец, он возопил:
– Нэмаку болша! – и этот крик сгустился в силуэт орла, пикирующего вверх – в небо, в самый центр фиолетовой тучи, клубившейся над долиной.
И ветра не стало. Стал дождь. То есть он, конечно же хлынул. И при этом он стоял стеной. И долина гудела, словно над ней слились два бесконечных выдоха – один упругий и слегка рокочущий, другой глубокий и гулкий.

Следующее утро восхитило горы  трепетным безмолвием. Долина, как-то застенчиво и безумно бережно держала на себе бесконечную стаю бирюзовых и белых  крокусов. И трудно было разобрать: толи она отражает небо с облаками, толи  это так спит ее давешний воздыхатель…

***
– Толи небо в ней отражается, толи ветер на ней уснул, не разберу – бурчал, по обыкновению, цвергмен, снова и снова протирая новенькое серебряное зеркальце суконкой и подслеповато в него вглядываясь.
– Ща, ща-ща-ща, ща разберем, усё разберем, разберем-разберем, ща-ща – затараторил цвергерр, выхватывая зеркальце и активно натирая его о свой раздувшийся живот, пере ходя с тараторенья и вовсе на обракадабру.
– О! Заквохтал – заквохтал! – буркнул цвергмен и отошёл к столу.
– Теперь пока весь воздух с живота не выдохнет будет лопотать – сообщил цвергас, сидевший за столом и аппетитно прихлебывавшим их кружки эль.
Цвергерр и в самом деле, по мере бормотания  своей абракадабры сдувался как шарик. При этом, совершенно синхронно, вокруг зеркальца росло, все более заметное сияние.
Когда же цвергерр наконец  стал так же худ, как обычно и отнял серебро от своего бывшего живота из полированной глади хлынул упругий поток света. Хлынул и спросил:
– Свет мой, зеркальце, скажи…
Танец ФРЕЙРА-ФРЕЙИ не только невозможно описать словами, его мудрено даже рассмотреть. Нужно иметь особую скорость взгляда и резвость восторга, что бы поспеть за этим священным танцем. По этой-то скорости и резвости искони отбирали в ученики скальдов. Потому юноша видел этот танец и страдал от своей неспособности перевести это чудо в слова. Учитель между тем, не прекращая танца, поучал:

– Величайшая сила нашего мира – сила отражения. Она неодолимо притягивает, она же непреступно разделяет. Она ось вращения творящего вихря. На этом бесконечном притяжении-неприступности и держится весь явленный мир. Но особое чудо – отражение ЕДИНОРОГА. Там и тогда, где и когда сила отражения наполняется светом ЕДИНОРОГА, скакун оборачивается царственной парой. Их танец – РАДУЖНЫЙ ДРАКОН, они – его голова и хвост, их бесконечные сны – непостижимые прозрачные планеты РАХУ и  КЕТУ – незримые владыки нашего  неба. Весь мир – порождение этого танца по имени ГЕБО. Есть у хитрого этого дракона любимое па, называется Уроборос…
Солнце дарует эту силу  в те пятнадцать рассветов, что идут от последней декады второго месяца осени. Луна дарует эту силу в шестой свой день. И каждый лунный день от седьмого до восьмого часа по полудни можно накопить эту силу в своем теле.

13

Я немного припозднилась, поэтому выложу советы по шести лунным дням, а потом мы будем идти с Белым Странником в синхроне.
Итак,
1-й лунный день.
Нужно вспоминать прошлое; прощать тех, кто Вас обидел; проводить ментальное очищение; есть горькое и острое; посидеть перед свечой, у костра, камина; создать заказ Космосу или фантом желаемого.
Не рекомендуется проводить групповые собрания; нагружаться домашними делами; есть соленое и сладкое; принимать алкоголь. Плохой знак - прыщик на лице, любое новообразование и головная боль.

2-й лунный день.
Желательно омовение, посещение бани; есть соленое и сладкое. По ощущениям в теле можно узнать, полезно ли то, о чем думаем. Если вспоминая еду свои мысли или человека, подташнивает, то это нам вредно. Нужно проявлять щедрость. Информация, приходящая в этот день, важна целый месяц. Хорошо лечить зубы, благоприятны дальние поездки.
Нельзя есть острое и горькое. Противопоказаны злость и раздражение.

3-й лунный день.
Нужно делать физические упражнения на улучшение подвижности суставов; есть соленое и сладкое. День провокаций. Необходимо промассировать уши и затылок. Желательно астральное очищение, омовение, посещение бани. Надо быть самостоятельным.
Разлитое масло в этот день - знак того, что Вы не владеете астральными энергиями. Плохой знак - приступ удушья. Нельзя точить ножи; есть кислое и острое.

4-й лунный день.
Это день выбора между добром и злом. Необходимо вспоминать прошлое; хорошо физическое очищение. Надо побывать на лоне природы, петь песни, читать молитвы и священные тексты. Есть острое и кислое. Надо испечь ватрушку. Хорошо прясть и распускать нитки.
Нежелательно вступать в сексуальный контакт. Необдумано решать что-либо. Нельзя рвать цветы и рубить деревья. Не есть сладкое и соленое.

5-й лунный день.
Нужно есть острое и кислое; молоко, творог, мед, фрукты. Желательно купить то, на что Вас потянуло. Необходимо отстаивать свои принципы. Человек, который довел Вас до слез, - полезен, т.к. слезы в этот день действуют, как очищение. Хорошо усваиваются знания.
Не рекомендуется есть горькое и соленое, орехи, семечки и консервы, голодать. Нельзя поддаваться чужому влиянию. Плохой признак - тошнота и рвота. Очень опасно начало любого заболевания.

6-й лунный день.
Нужно проявлять независимость. Рекомендованы дыхательные упражнения, ментальное очищение. Удачны процедуры омоложения, посещение косметолога. Благоприятна звукотерапия, аромотерапия, возжигание благовоний. Хорошо слушать колокольный звон. Благоприятное предзнаменование - звон в ушах. Надо есть соленое и горькое.
Нельзя проявлять недовольство окружающими. Не есть острое и кислое



14

Уважаемые прихожане!
У нас в ХРАМЕ появился проповедник-активист, изъявивший желание делится своими рекомендациями относительно лунного календаря.
Сама по себе подобная активность, безусловно, нам приятна и нами приветствуется. Если среди посетителей найдутся еще такие, кто по этому вопросу имет некоторые соображения и представления, мы будем рады с ними ознакомиться.
Онако необходимо сделать одно уточнение - преведенные УВАЖАЕМОЙ АЙ, данные не есть продукт ее личного исследовательского или медитативного опыта, но суть обобщения опытов различных традиций и опытов, часть из которых не вполне заслуживают серьезного отношения. Так я, со своей стороны, не рекомендовал бы придерживаться  предписаний, носящих явно христианский характер. Дело не в эмоциональном отношении к этой религии. Просто христианство никогда серьезно не занималось исследованиями лунного влияния на жизнь и деятельность планеты. Более того, внесла очень большой вклад в истребление такого знания. А потому опрометчиво было бы доверять их рекомендациям по этому вопросу.

Отредактировано Дракон Чертополох (2005-12-06 14:46:15)

15

7.12.2005. 12.45 Начинается седьмой лунный день
По внешнему контуру лунной силы – день обозначения потока словом.
По внутреннему контуру лунной силы – день управления потоком через имянаречение.
Звездный поток продолжает удерживать доминантное влияния созвездия Стрельца.

Магический день. Это день силы Эльфов, владык стихии воздуха, непревзойденных мастеров звука и слова в частности. И как следствие основная магия этого дня это вербальная магия. Сила слова в этот день возрастает многократно. Поэтому нужно с чрезвычайной осторожностью относится к произносимым словам, не в коем случае не произносить проклятья, они могут сбыться, и нужно знать что проклятие поражает не только проклинаемого, но и проклинающего. В этот день вообще желательно не произносить лишних слов, если и говорить, то нечто важное, стоящее. Великий грек Пифагор практиковал молчание в 7 лунный день.
Те, кто профессионально связан со соловом, должны иметь ввиду, что в этот день их работа может иметь особое значение, поэты могут ждать пророческих текстов или текстов, имеющих силу заговора. Певцы могут заметить необычную проникновенность своего голоса, необычно сильное воздействие его на слушателя. Ораторы, лекторы должны очень щепетильно подходить к своим речам, дабы не иметь потом проблем с их последствиями.
Соответственно необходимо особо обратить внимание на горло и грудную клетку. Не исключены боли в груди, тяжелый кашель, отхаркивание, исчезновение голоса, хрипота, боль в спине на участке легких.
Не рекомендуется в этот день рвать зубы и есть яйца или курятину. 

Солнечный поток в фазе, описываемой руной НУД.
Лунный поток в фазе , описываемой руной ВУНЬО.
Имеющий уши…да не забудет, что глаза тоже полезный орган…

Радуга, упругим шаром пульсировала на самой границе амальгамы, пропитывая своей слоистостью и ту, и эту сторону взгляда. Что-то во мне, очень похожее на смешного мальчишку играющего в Маугли и на вечного седого старца одновременно, шептало этой жар-птице:
– Мы с тобой одной крови: ты и я.
И чудилось, будто внутри этой слоистой сферы пляшет свой безумный танец бессмертный КАА. Пляшет и шепчет:
– Храброе сердце, и учтивая речь.
И мнится, будто бы это речь отца. Истинного, изначального, исконного родителя. Хочется этого, до боли, до слёз.
И я бросаюсь в объятия радуги словно малыш, нашедшийся в чаще, словно старец, стерший подошвы по тернистым дорогам поиска похищенного наследника своей мудрости.

А внутри радуги мир; тот же и иной. Все предметы на тех же местах, но над ними, внутри них полыхают, полощутся, трепещут резвые радуги. И танцы их – ясная повесть, песнь, иногда крик, но всяко – внятный, как колыбельная кормилицы, как собственный колыбельный лепет, когда более всего удивляет – и как это таким большим взрослым не понятны его совершенно ясные речи.
И как-то отчетливо, почти рельефно, проступили годы натуги, связанные с постижением странной, неповоротливой, куцей какой-то, их речи, накрепко связанные с неуклонным забыванием своей исконной – такой простой, гибкой и необъятной, в своей универсальности.
Тут, внутри радужной сферы, вернулось совершенное знание языка мира. Всего разом и каждого предмета в отдельности. Танец радуги легко переводился на мурлычаще-шуршащий язык напевного бормотания. И несомненным было полное взаимопонимание с предметом. Это пропитывало почти идиотской радостью и беззаботностью. Окрыляла уверенность, что нужное действие само собой реализуется в нужном месте и в нужное время. Вера в радугу была абсолютной и безграничной. Не было сомнения в том, что она-то, с ее запредельной  гармонией, всегда на верном пути. И всего-то нужно, что отдаться этому радостному потоку, и он понесет тебя тогда и туда, где и когда ждет тебя бесконечная  радость. И эта уверенность раскинулась в зеркале роскошным пейзажем с рекой, горами и лесом, и над всей этой роскошью парил яркий дракон восхода. И ветер, на котором он возлежал, развивал знамя моей радости, придавал упругости парусам сил и напрочь выветривал уныние и скуку.
Тут упругий парус состроил знакомую нахальную рожу, которая тут же прикинулась Михал Михалычем и заявила:
– Потому, что праздник – он не по календарю, а по настроению. Когда весна, или, наоборот, хорошая зимняя ночь. Мы и высыпали все и танцуем.

***
Они высыпали на поляну и пустились в пляс, озаряемые задорными бликами от костра. Кто бы мог подумать, что эта ватага, какой ни будь час назад, была угрюма и готова с расстройства зарыть в землю свой корабль.
Сон Гримнира цапнул зубами свой хвост, позволяя своему созерцателю снова просмотреть привлекший его эпизод.
Вот широкий, плоскодонный корабль опустил квадратный парус и на веслах подошел к берегу. Края его бортов были увешаны круглыми деревянными щитами, окованными медью и железом. Суровые бородатые люди в рогатых шлемах, выбравшись на берег, дружно подхватили канат и втащили огромный челн на сушу.
Тут река, свернувшись клубком озера – старицы, уже превращавшимся в болотце, заканчивалась. Но их путь лежал дальше. Значительно дальше. И этот путь преградила небольшая полоска суши. Вон, на расстоянии взгляда снова весело играла вода. Плескалась и манила их дорога. Дорога их общего скакуна волн. Он – их могучий красавец, приют их снов, путешествий, скарба, как он резво скачет по водной глади. А над водными холмами он даже летает. Их затейник-конунг придумал в легкий шторм выдвигать весла из бортов, скрепив их канатами. И тогда они всей ватагой держали не просто весла, она держали крылья своего скакуна. Они затягивали песню бури, вдох за вдохом, повторяя вдохновенную мелодию, выводимую конунгом, и корабль ложился на ветер и парил, перелетая с волны на волну. Их руки слышали этот ветер, они держали этот ветер в руках, и он признавал их мужественные рукопожатия. Он поднимал на своих мощных ладонях их судно, и нес его к цели. Конунг прозвал их судно змеем. Летающим змеем. На его выговор это звучало как «цнейк».
И вот этот гигант уперся в жалкую полоску суши. Суши, которая если и пойдет волнами, то на них вряд ли удастся удержать ветер в руках.
Команда сидела у костра и хмуро молчала. Конунг глядел в огонь, его глаза то сужались, то расширялись, а губы беззвучно что-то бормотали.

Фрейя глядела на спящего Одина и ясно видела, как этот хитрец, нарядившись рыжим пройдохой, юркнул в пламя.

Конунг глядел в огонь и ясно видел в нем рыжую физиономию Локи, стоившую ему уморительные рожи.
– Нашел время – не то подумал, не то прошептал предводитель ватаги и, вдруг, осёкся. Ему почудилось, что в этих шутовских гримасах есть неявный, но очень важный смысл. Он позволил взгляду растворится в неистовой игре черт рыжего лица, и, вдруг, ясно понял…

Конунг велел принести большой котел и согреть в нем молодого эля. Из своих заветных кисетов но сыпал в котел какие-то травы, приправляя каждую горсть известным ему словом.
Большой, окованный серебром, меченный рунами, рог пошёл по кругу.
Легли на траву шлемы.
Рассупонились крепкие ремни.
Расслабились суровые лица.
Потекла рокотливая, неспешная, босовитая речь поморов.
– Речью реку протечем. Року в срок обречено сполниться. Вспомнится, наполнится речь-водица, наш скакун поднимется, посуху помчится… - бормотал конунг, глядя в пламя, а команда, все веселее поминала былые невзгоды, да хитрости удачи, выводившей их всякий раз.
С каждым новым кругом пивного рога все громче звучали слова о том, что по-всякому нынче лучше, чем там, куда они попечение удачи, конунга и его духов не попали. Все ярче сияли в их речи резоны, позвавшие их в дорогу. Все грознее глядели невзгоды, что ими были одолены, хотя казались неодолимыми.
И вот на девятом круге рога, когда вдарил их конунг в свой барабан, все они разом сорвались с места и высыпали на поляну танцевать, кровью чуя праздник. Еще не названный, не ведомый, но уже чуемый праздник.
Танец бурлил, кипел, бушевал. А, затем подхватил корабль и повлек по тверди!

На утро помнили смутно. Кто-то вспоминал, что совал под брюхо гиганта ровные чурки, кто-то видел, как конунг ставил парус на ветер, многие помнили, что приложили к кораблю руки и он, вроде как полетел.
– Тики  незенько-незенько – все приговаривал здоровяк Вакула, покусывая чуб, свисавший с самого центра его лысой, как колено, головы.
Главное было очевидно – их летающий змей перебрался  через сушу, встал на свою плещущую дорогу, не прервав их пути.
После этого они стали называть свой корабль ДРАКОНОМ. Вернее на выговор конунга – ДРАКАРОМ. По такому случаю закатили шумный пир в честь хитреца Локи и уника Браги, по словам конунга, давшим их змею силы выйти в драконы.
В ближайшем поселке бражничали неделю. Когда отправлялись в дорогу не многие точно могли определить какому из довольных и заплаканных девичьих лиц он лично должен помахать. Уж больно они были все хороши, как цветы по весне.

***
Цветы по весне были хороши все. Это и радовало бражника и нервировало его. Не то что бы его раздражал  выбор, чего выбирать, медленно и уверенно он опылит всю полянку, но вот пока опыляешь один, другой кажется более красивым и нектар его представляется более сладким. Когда же принимаешься за него, то же самое кажется про того, то которого только что перелетел к этому.
Хотя все это были мелочи и глупости. Главное, что нектар был сладок, вся поляна трепетала лепестками в ожидании его визита, и когда он своим проворным хоботком погружался в бутон, они томно охали и наполняли поляну дивным ароматом.
Бражник был очень доволен собой. Не даром его считают на священной поляне одной из своих драгоценностей. Он плясал над бутонами грациозно и плавно. Он может и летал-то на этом самом довольстве собой. Он прекрасен, он желанен, им восхищаются, его ждут. А если кто и загрустит, из числа ненасытных, ревнующих к подругам, то уж тут не его вина. Он не по этой части. Для таких есть другие умельцы. Вон как тот шмель. Гляди ка – по макушку зарылся и барахтается, гудя от удовольствия. Вона бутончик и позабыл про обиды. И на него, бражника, глядит беззлобно, даже любуется его порханием. Нет   тут – на поляне ванов несчастных не бывает. Тут всякий с рожденья умеет держать себя на попутном ветру радости.

Лохматый и неуклюжий, басовито-ворчливый шмель, казалось, летал чудом. Казалось, маленькие крылышки этого жителя норы не должны бы поднять в воздух такого большого… Однако факт был налицо. Вот он барахтается в бутоне и цветок все больше ощущает, как ему будет одиноко и пусто без этого смешного и верного ворчуна.

– Ну вот и еще одно драконово яйцо завязалось – подумал огромный ворон, глядя на то, как бутон смыкает лепестки над обезумевшим от сладости шмелем. Бутон ритмично запульсировал и начал покрываться радужным сиянием.

Эта маленькая, почти незаметная, радуга, между тем, внесла в облако аромата над поляной ту ноту, от которой облако это зашевелилось, обнаружило ланцетовидный хвост, однорогую голову и два веера крыльев, радостно ловящих попутный ветер.

– Совсем как я – подумал бражник, наблюдая за поведением аромата, клубившегося над поляной его вдохновенными стараниями.

Шмель с бутоном этого заметить не успели. Трудно заметить радугу, сидя внутри нее, особенно когда сам же ее и источаешь.


***
Он не замечал радуги, которую источал. И в их племени ее тоже не кто не замечал. Ее замечали звери и птицы, но они ничего об этом не говорили. Ни ему, ни племени.      Во-первых, потому, что говорить еще ни кто не умел, умели только кричать и рычать.   Во-вторых, – кто бы их стал слушать, сожрали бы и все дела.
Поэтому они просто тянулись к нему. Молча и ласково. И он, поэтому же, не мог их убивать. И есть их  не мог. Он любил коренья, грибы, орехи и ягоды. Очень любил мед. А еще его поили молоком самки оленей, козлов и туров.  Племя его за это не любило. Потому, что их молоком не поили. Несколько раз самые сильные охотники приходили его убить. Но не могли.
Во-первых, он был здоровый как бык. Еще бы – его же не ранят дикие свирепые звери, он не ломает своих рук и ног в погоне и драке. Не выбивается из сил, по нескольку дней загоняя большое мясо. Сидит себе, водит палкой по песку или глиной по стене пещеры. Сходит в близкие кусты за ягодами-грибами и сыт. От того, что он часто таскал в ручей глыбы от скалы, тело его стало большим и твердым как скала. К тому же он бегал по горам, как горный козел, и от этого был увертливым и цепким. Но даже это было не главным. Его ведь можно было убить во сне. Но всякий раз когда они приходили для этого, когда он спал, в его выдолбленном камне появлялся этот. Яркий, пекучий, пугающий. Его боялись все. Даже бешенный тигр, который напал на его пещеру, испугался этого. Никто не знал что это – птица, зверь… Ни кто не знал откуда он приходит и куда девается. Но он опасно был похож на солнце, и его боялись. Больше всего на свете. И в темноте еще больше. Все. Кроме него.
Он тоже не знал откуда приходит Пламя. Но знал как. Он звал его, и оно приходило. Он научился звать его по-разному. Оно приходило из камей, когда он бил кремнем о кремень, подложив сухой травы. Оно любило сухую траву и ветки. Оно приходило с неба и тогда съедало целый лес. Когда он спал, оно приходил прямо из него, если ему что-то угрожало.
Всякий раз, когда он просыпался и видел испуганные глаза племени, он принимался… танцевать. Он плясал вокруг Пламени и испуганное племя предпочитало радоваться и веселиться вместе с ним, это помогало им меньше бояться. Всякий раз он показывал им почему не нужно бояться Пламени.
Показывал, как над ним можно высушить мокрые шкуры и согреть замерзшее тело.
Показывал, как с ним можно видеть в темной пещере.
Показывал, как им можно отогнать злых зверей.
Но только тогда, когда он показал им как на нем можно жарить мясо, его оставили в покое. Его стали кормить, ему стали присылать женщин. Ему стали приносить красивые камни и раковины. Его одевали в самые лучшие шкуры. Только бы он не прогонял этого, который  своим танцем делает мясо таким вкусным.
Племя умирало, рождалось снова, а он все танцевал и танцевал с Пламенем. Новое племя, выросшее в тепле и вскормленное новым – горячим мясом, привыкло веселиться при виде Пламени. А он плясал и думал о том, что согласен плясать всегда, лишь бы оно оставалось таким добрым. И лишь бы ни кто не знал, как оно может съесть лес.
И пока он танцевал, а племя радовалось этому танцу, Пламя было добрым.

***
Пичуга села на камень и увидела, что таких как она тут собралась целая долина. Долина дышала ими. Казалось, долина разминает косточки и поправляет перья, перед тем как взлететь. И пичуга забыла, что она пичуга. Глядя на эту феерию, она ощутила, что стала СТАЕЙ. Огромной, как долина. Она ощутила, что все знает про стаю. Знает, что каждая пичуга сейчас стоит на том самом месте, которое определено ей от рожденья. Ни кто из них никогда не задумывался о своем месте в стае. Он просто знал его и все. Это было не важным и самым важным одновременно. Как дышать.
Гигантское, гибкое, полуреальное тело стаи встрепенулось и феерически легко поднялось в воздух. Не одна из пичуг не знала пути в заветную землю. Даже она, рожденная занимать место вожака. СТАЯ знала этот путь.
Вернее стая знала, что она знает этот путь. Знала, что летит в верном направлении и свернет там и тогда, где и когда это потребуется. Всякий раз.
А еще стая знала, что она состоит не только из птиц. Ее основная часть – радость полета. Радость слияния. Эта радость и была тем самым, что давало всезнание.
Она взметнула себя над землей и сладострастно легла на ветер. Его упругая сила наполняла стремлением. И горы разделили с долиной восхищение этим изящным полетом пернатого змея, что, плавно извиваясь, потек по небесному лабиринту.

***

– Тут ить, вона хитрость кака – он не тока текёть по небу. Он, пернатая его ползучесть, так тикёть, шо горы гудять от радости. А энто как яму?.. – недоумевал цвергмен, глядя на свое новое чудо.
Из тончайших чешуек чистого серебра и золота, закрепленных каждая в своем месте ажурной кольчужной сети, да и не сети даже, а цепочек кольчатых, складывалась гордая фигура летящего ДРАКОНА. Цепочки крепились на рею, а та, в свою очередь, к древку. Когда вся конструкция поднималась выходило вроде как полотнище кольчатое, но как каждая чешуйка  была отдельно к своей цепочке определена, то от малейшего движения или ветерка фигура эта играла и зыбилась, точь-в-точь как давешняя стая. Недоставало ей только той радости, какой наполняла стая своим лётом всё окрест.

– Эк-ты, чё уж, ладно ить, ить ладно же, вона как, а, вона, где уж кому-то, эк то так-то, а мы их потрем,  поблестим, вона каки справны, вона веселы – метушнулся к новой красоте цвергерр и принялся потирать чешуйки своими кудлатыми космами
– Э-ва, чудило, ты ишо пополюй на их – ворчнул цвергман и прикурил свою тубку от раскаленной в горне шпильки.
– Эт дело, дело эт – радостно заквохтал цвергерр и стал действительно перед натиранием поплевывать на чешуйки.
– Тьфу ты, чучело – сплюнул цвергмен  не то первый дым, не то досаду и отошёл к лавке в углу, где возле бочки с элем ухмылялся цвергас.
– От лопотун неугомонный – радостно комментировал действия цвергерра среброкудрый мудрец – Сколько гляжу на него, столько дивлюсь. Не разу так и не угадал, чё он делать станет. А он, ядри его корень, кажный раз найдет, чем удивить.
– Да уж дивун – хмуро согласился цвергмен, глядя на то, как павлиньим хвостом за цвергерром тянется по новой красоте радуга – резвая и певучая, как утренний воздух гор.      И такая же чуткая… 

Между тем, цвергерр, по мере продвижения, становился все более и более прозрачным. Вскоре одна только яркая тень его, фиолетового цвета, суетилась возле радужного дракона. Но вот и тень, после того, как умастила последнее крыло новоявленного красавца, поёрзала, сохраняя форму драконова крыла, затем свернулась этим крылом в круг, туда-сюда сложилась-разложилась, и радостно хохотнув, смылась с глаз.

– Эт чё это было?! – с вызовом и любопытством пробасил цвергмен.
– Эт ён штуку нову измыслил – пояснил цвергас – Зонтик прозывается, от дождю там, али снегу, к примеру, укрыться. От пекучего солнца, опять же. А которые похитрее, так те прикрываясь от солнца, ярь его на тот зонтик наматывают. А опосля пользуют.
– Эт где энто таки умники сыскались? – со, все возрастающей, угрозой в голосе поинтересовался цвергмен.
– Дак ить покеда ни где. Он же ж его только вот-вотушки измыслил. Его ишо и в тверди-то ни кто не смастерил – с неизменной добродушной веселостью поведал цвергас.
– Зонтик, гарыш – пробурчал в усы цвергмен, раскатывая по верстаку свежий свиток для чертежей – Ярь, гарыш, наматывают а дале пользуют. Энто пользительная штукенция, ядрить-мудрить выресовывается…

Тем временем цвергерр, то появлялся, то исчезал под своим зонтиком. Сам зонтик в момент появлений светился радугой – каждый сектор в своем свете. Потом, вдруг, делался темно-фиолетовым, чернел и цвергерр исчезал в нем, как мышь в ночи.
Похоже, игра в зонтик, стала его любимым развлечением еще до того, как его усели смастерить.

***
Игра в зонтик, стало его любимым развлечением еще до того, как его усели смастерить. Олле Лукойе понятия не имел, сколько ему лет. За его, похоже, бесконечную, жизнь ему не разу в голову не пришла бредовая мысль заниматься такой безделицей как подсчет своих лет. Он, при всей своей буйной фантазии, не мог придумать зачем это может быть нужно. Какая в этом польза? Он замечал, что люди считают свои годы, для того, что бы предъявлять их количество, как права на свободу, как доказательство  того, что они уже не дети. Но более грустного факта Олле не смог бы придумать даже в самом мрачном расположении духа.
Ему гораздо ближе была логика человеческих женщин, вечно норовивших приуменьшить количество своих лет. Хотя он точно знал, что это тоже бессмыслица. Гораздо проще их не считать вовсе. Ведь детство не зависит от времени, как не зависит от него и старость.
И то и другое гораздо больше зависит от снов. И это он знал точнее всех на свете. Во всяком случае, он считал себя самым великим мастером снов. Это мастерство он осваивает так же вечно и радостно, как играет в зонтик. Собственно с это игры и начался его путь мастера сновидений.
Священная граница горнего мира – Радужный мост Биврёст, непреодолима для цвергов, так же как для людей и йотунов. Поэтому, когда тень драконова крыла, свернутая в круг, превратилась в  радужную шапочку, радужный щит, переносной радужный домик, первое, что выяснилось, это способность прогуливаться по мирам Иггдрасиля без каких бы то ни было препятствий.
Нет, одно «но» конечно было – в горних мирах можно было гулять только под зонтиком, так, что прогулка была, как бы внутри радуги. Навроде экскурсии. Но Олле этого было с лихвой достаточно. Будучи цвергерром, он не страдал как цвергмены от невозможности добыть каку-нето новую штукенцию. Впечатлений и эмоций ему было более чем достаточно. Они наматывались на его чудесный зонтик и он носил их в подарок тем, кто ему нравился. Разгуливая среди людей, он раскрывал свою маленькую радугу над симпатичным ему лицом и раскручивал его веселой юлой. Таких любимчиков Олле Лукойе можно узнать по особому выражению глаз и странной притягательности, которые происходят от тех дивных ощущений что поселяются в нем благодаря замечательному зонтику.
Особая страсть Олле – дети. Он приходит к ним по ночам и раскручивает над их головками сны. Сон под таким  зонтиком сворачивается радужным шариком и, в отличие от мыльного пузыря, летит по мирам долго и интересно, потому что обретает способность всегда держаться лучшего потока.

16

7-й лунный день
Нужно петь песни, читать священные тексты, желать всем и себе хорошего. Полезен физический труд. Надо есть соленое и горькое.
Нежелательно удалять зубы. Нельзя лгать, рвать бумагу, письма. Нежелательно беспокоиться. Не нужно есть кислое и сладое, куриное мясо и яйца.

17

8.12.2005. 13.02. Начало восьмого лунного дня.
По внешнему контуру лунной силы – день потока как магии трансмутации.
По внутреннему контуру лунной силы – день трансмутации как обретения образа.
Звездный поток удерживается в доминанте влияния созвездия Стрельца.

Один из потрясающих по своей силе и характеристикам день. Восьмерка символ вечности, восьмой день луны – день возрождения, трансмутации, день перехода в качественно новое состояние. День алхимических процессов протекающих внутри нас.
Главенствующая стихия этого дня – огонь. Огонь – первое божество, которому начал поклонятся человек. Огонь собственно  и сделал человека из животного разумным и цивилизованным. Погруженный в дикую природу, с ее свирепыми законами выживания, маленький, голый, со слабыми когтями и зубами, бедный двуногий был обречен на вымирание. И только Огонь, которого боялось все живое, пришел ему на помощь. Он согрел его, защитил, накормил, и, в общем-то, поставил над всеми остальными формами жизни на планете. Зороастрийцы покланялись огню в своих храмах, посвященных Ахура Мазде.
Мало кто знает, что все клетки человеческого организма полностью обновляются в течении каждых 14 месяцев. То есть старые клетки отмирают, порождая себе подобные. Этот механизм является основополагающим в таинственном процессе трансмутации и достижении бессмертия тела, или хотя бы его длительного не старения. Если, путем специальных техник, предать клеткам новые характеристики. То по истечении 14 месяцев на свет появятся новые, обладающие нужными качествами уже в момент рождения, и им можно будет прививать еще более продвинутые свойства. Восьмой день каждого лунного месяца, это день отмирания старых и рождения новых клеток в тканях нашего организма, а поэтому именно в этот день происходит трансформация нашего тела и духа. Появляется возможность осваивать новые виды энергий в своем теле и за его пределами.
В этот день очень хорошо готовить лекарства с большим количеством компонентов, осваивать алхимические знания и процессы. Полезно  голодать, проводить очищение кишечника и желудка, заниматься оздоровлением периферийной нервной системы, например, с помощью массажи и ароматерапии.
Соблюдать особую аккуратность в работе с огнем.

Солнечный поток в фазе описываемой руной Нуд.
Лунный поток в фазе описываемой руной Хагал.

Лунный поток вошел в стадию второго атта рун, в период трансмутации. Развернутый текст об этом периоде может подаваться в этом Храме только после того, как в нем будут произведены соответствующие ритуалы, которые обязательно тут пройдут, как только все необходимые пространственные процессы созреют для этого.
К тому же дальнейшая часть текста рунной книги еще не переведена с драконьего.

В ближайшее время более полный вариант уже переведенной части книги можно будет прочесть на сайте Дракона Чертополоха, который активно проступает в narodной зоне рунета. Там же он будет прирастать по мере перевода дальнейший глав книги.

18

8-й лунный день.

Хороши очистки желудка и кишечника. Благоприятно изготовление сложных лекарств, препаратов, процедуры омоложения. Желательно голодать, каятся, зажигать свечи и медитировать. Полезно есть злаки и рыбу. Удачны поездки, путешествия, командировки, восстановление старых знакомств.
Плохой признак, когда горят уши.

19

9.12.2005. 13.17. Начало девятого лунного дня.
По внешнему контуру лунной силы – день контроля потока как контроля и сортировки.
По внутреннему контуру лунной силы – день напора трансмутации как структуры среды.
Звездный поток удерживает доминанту в зоне воздействия созвездия Стрельца.

Один из ответственных дней проверки человека. В этот день ему предлагается множество соблазнов, как материальных так и духовных. В этот день необходимо постоянно быть на чеку. Придется  постоянно делать выбор, постоянно отличать ложное знание от истиного. В  этот день очень вероятны увлечения и заблуждения, сопровождающиеся фанатичной верой. В этот день особо возбуждается гордыня, заслоняющая человеку истину. Если вам удается успешно пройти сквозь все эти соблазны, силы луны принесут вам творческие достижения и углубление вашей мудрости, если вы поддадитесь на один из соблазнов, вам предстоит, как минимум месяц, блуждать в иллюзиях, что чревато более тяжелыми последствиями.
В этот день лучше не есть мяса и грибов, полезнее предпочесть рыбу. Очень не хороший знак разлитое молоко. Разбитое зеркало сигнал надвигающейся катастрофы, поэтому в зеркало советуют в этот день не смотреться вовсе. Полезно проводить все возможные очищения тела и  духа, практиковать всякое воздержание, простить человека, который вас обидел.
Не стоит в девятый день заниматься серьезными делами, противопоказаны гадания.
Могут возникать приступы межреберной невралгии, тяжелое дыхание, болезненные ощущения в области груди.

Солнечный поток в фазе, описываемой руной Нуд.
Лунный поток в фазе, описываемой той же  руной Нуд.
С 22.00 до 23.00 , когда земная сила тоже проходит фазу руны Нуд, сила этой руны будет масимальной в текущем году.

… НУД – это сила связей и привязок, скрепляющая явленный нам мир в узнаваемой форме;


– Сила НУД   - тут же отозвался котел на голос Хеймдаля – великая сила норн. Сила привязки, сила привычки, сила нужды…
– Ну, занудил, это на долго – выразил свое отношение Локи.
– В мире всему проложены тропы норн.- повел разговор Гремнир – Они плетут свои нити и днем и ночью. Из их текстиля  возникает текст мира. Но и тело, впадая в привычки, часто привязывает себя нуждой к смерти. Потому и случается часто, что даже очищенным тело стареет. Нити привязок им не видны, но часто одолеть привязку привычки сложнее, чем разорвать самый суровый канат.
– Особенно, если начнешь трепыхаться – деловито заметил Локки – потому как норны норнами, а человечек себе привязок навязал – пауки плачут. При чем один конец такой привязки в тебе, а вот второй обязательно держит какая ни будь заинтересованная лапка. И дергать она будет эту привязочку  с завидной регулярностью, пока не надоест. А надоест только тогда, когда дерганина эта ей ничего не даст. Но поскольку дергать будут с разных сторон то тур буги-вуги под аккомпанемент собственного воя - реальнейшая перспектива
– Поэтому самое верное, что можно сделать – снял драматизм разговора Гремнир – это замереть. Нужно понять, что неподвижность – сила не менее мощная, чем активность пламени. Хороший пример этом у лед. Очень многие трансформации не возможны без процедуры замораживания. Часто не чем другим не возможно изменить кристаллическую решётку вещества.

20

Прошу прощения за мое появление тут. Ясно, не та, кто говорит в этом храме. Но счетчик просмотров и мои посещения фиксирует регулярно. Не скажу, что понимаю. Скорее музыку слушаю.
Хотела заметить по поводу замены всех наших клеток за 14 месяцев. Про остальные клетки помню не точно, но 2 их группы в женском организме считается что хранятся всю жизнь: предшественницы яйцеклеток, готовые уже при рождении девочки и замершие в ожидании созревания, и нервные клетки, где хранится наша память и ... все неизжитые заморочки.

21

Анна.
Вы несколько попутали понятия.
Всю жизнь хранятся энергетические матрицы клеток. Если хотите, духовняая их составляющая. А материал, из которого они состоят, который несет на сбе эту энергетическую информацию не в состоянии удерживаться в стабильном состоянии более чем период, варьирующий от 14 до 17 месяцев. После чего он - материал, сменяется новым, с абсолютной точностью формируясь вокруг энергетической матрицы. Если к моменту замены материала в программу данной группы клетов внесены изменения то и физические характеристики клетки также будут изменены.
Этот механизм и является основой сразу двух органических процессов - с одной стороны метаболизма (обмена веществ), с другой - мутации (развития живой ткани в сторону приобретения новых свойст).
Другое дело, что в перечисленные вами группы клеток (в их энергеттические матрицы) изменения вносятся крайне редко и то в самых исклуючительных случаях.

Отредактировано Дракон Чертополох (2005-12-10 05:54:42)

22

10.12.2005. 13ч.32мин. Начало десятого лунного дня.

Тот, кто удачно прошел проверку девятого дня, может в полной мере воспользоваться благами дня десятого. Источник, фонтан – это  символы "бьющей ключом" энергии, причем это—энергия  нашего источника, истока, нашего рода, той духовной традиции, которая нас питает.
Это день мужской силы, направленной на созидание семьи, дома, своей родовой традиции. В этот день хорошо углубляться в ощущение себя мужем или женой, одинаково сильными и в постели, и в гостиной, и на кухне. Поскольку мужская сила – это сила отдачи, то в этот день очень благоприятен альтруизм, милосердие, помощь другим. Всевозможное подчеркивание мужской природы в это время принесет благие результаты. Если молодая пара решила покончить с девственностью в своих сексуальных отношениях, то 10 лунный день для этого один из лучших, дефлорация в этот день, скорее всего, приведет к созданию крепкой семьи. Мужчины, избегающие в этот день выполнения своих супружеских функций, рискуют очень сильно повредить устои своего брака, женщины, под каким либо предлогом уклоняющиеся от супружеских отношений в этот день, сильно угнетают мужественность своего избранника, и это не лучшим образом скажется на их союзе.
Очень благоприятные результаты принесет общение со своими детьми, в особенности на темы истории вашей семьи или рода. Это идеальный день для передачи традиции по наследству, для вступления в права наследования. Если вы хотите кому-то передать навыки или важную преемственную информацию, выберите для этого  десятый лунный день.
Чрезвычайно полезны и эффективны водные процедуры, очистительные водные мероприятия. Один из дней, когда очень полезна семейная баня, переходящая в праздничную, можно даже торжественную форму секса. Возвеличивание статуса жены и мужа в процессе интимной близости на многие месяцы и годы заложит очень прочный психологический и эмоциональный фундамент семейных отношений.

Солнечный поток в фазе, описываемой руной НУД.
Лунный поток в фазе, описываемой руной ИССА (айс)
Звездный поток удерживается в доминантном влиянии созвездия Стрельца.

Руна ИССА - сила стабильности и терпения, необходимого для глубинных трансформаций структуры;

– Поэтому самое верное, что можно сделать – снял драматизм разговора Гримнир – это замереть. Нужно понять, что неподвижность – сила не менее мощная, чем активность пламени. Хороший пример этом у лед. Очень многие трансформации не возможны без процедуры замораживания. Часто не чем другим не возможно изменить кристаллическую решётку вещества.
– ИССА– с предельно доступным драматизмом сообщил свое мнение котлу Хеймдаль, и лицо его чем-то стало напоминать Деда Мороза. Между тем над котлом высветился самый простой из всех знаков.   
– Так же, как от плетения норм можно избавится только пройдя через Хель, так же от собственных пагубных связей можно спастись абсолютной пассивностью. – продолжал Гримнир – И так же как в веществе изменяется кристаллическая рещетка, так и в человеке меняется вся структура внутренних всязей.
– Многие семена, пока не перележат зиму в каком ни будь сарае или погребе, нормально взайти не могут. – поделился житейскими наблюдениями рыжий пройдоха – Они на морозе дозревают.
– Этот знак потому и имеет форму черты – пояснял владелец рунного посоха – что он обозначает порог, за которым начинается новый этап. И вступает в него новый материал, хотя и созданный из старых ингридиентов.
– И когда наступает время посева – с какой то хитро-скабрезной улыбочкой сообщил родитель Слейпнира – ни какие старые связи тебя уже не колбасят.

23

Поскольку бытовые рекомендации по 9-му лунному дню дал сам Белый Странник, вчера мне добавить было нечего.
10-й лунный день.
Самый лучший день для начала строительства дома.
Рекомендации: желательно физическое омовение, нужно пить много жидкости. Можно организавать семейное чаепитие. Благоприятна медитация на портреты предков.
Крайне нежелательны любые конфликты с родственниками, острое  проявление отрицательных эмоций, попросту скандалы.

24

11.12.2005. 13ч.48мин. Начало одиннадцатого лунного дня.
По внешнему контуру лунной силы – день процесса как возгонки энергии.
По внутреннему контуру лунной силы - день явления Дракона как трансмутации портала.
Звездный поток в доминанте влияния созвездия Стрельца.

Один из чрезвычайных дней  лунного месяца, день трансформации человеческой природы из животной в духовную.
Очень ответственное время, когда глубинные древние силы, силы животной природы, даровавшей человеку его физическую оболочку, приходят в состояние крайней активизации, стремясь перейти в новое качество, в энергию человеческого духа, даровавшего человеку разум. В это ответственное время требуется предельная концентрация на духовном, на чистоте отношения ко всему в себе и в мире вокруг себя. Силы, которые переполняют  человека в этот день необходимо направить только на те действия, которые возвышают ваш дух, совершенствуют вас как разумное существо, на общение с мудрыми текстами, с прекрасным, на общение с возвышенной музыкой, поэзией, живописью. Если вы владеете хотя бы какими-то, пусть даже самыми начальными навыками в каком либо виде искусства, обязательно воспользуйтесь ими в этот день.
ВСЕ НАЧАТОЕ В ЭТОТ ДЕНЬ ОБЯЗАТЕЛЬНО НЕОБХОДИМО ДОВОДИТЬ ДО ПОЗИТИВНОГО ЗАВЕРШЕНИЯ. ЕСЛИ ВЫ НЕ УВЕРЕНЫ В СВОИХ СИЛАХ, СЕРЬЕОЗНЫХ НАЧИНАНИЙ ЛУЧШЕ НЕ ПРЕДПРЕНИМАТЬ.
Животная сила человека сосредоточена в его сексуальных проявлениях. В этот день сексуальная сила может активизироваться сильнее, чем когда бы то ни было. Если вы воспользуетесь этой силой для удовлетворения не чистых, похотливых побуждений, ваш дух может принять вид ненасытного дракона – пожирателя девственниц, и тогда огненный меч, присутствующий в каждом из нас, сожжет вас изнутри, начиная с позвоночника. Если же вы воспользуетесь силой своего пола для установления нового уровня сексуальных отношений в своей семье или своем постоянном эротическом союзе, придав этим отношениям особый романтизм и одухотворенность, уделив больше внимания платонической части сексуальных отношений, перенеся акцент на процесс ухаживания, продлив его как можно дольше, насытив его проявлениями прекрасного: музыкой, живописью, поэзией, эротической философией, грациозными танцами, превратив в особый вид хореографии даже процесс обнажения и интимного слияния, ваш дух обретет вид коронованного Дракона, который и на Востоке и в средневековой Европе почитался, как символ высшей духовной и социальной власти. А огненный змей вашего пола превратится в огненный меч вашей духовной силы, и будет даровать вам ощущение защищенности и духовного величия.
При пренебрежении вышеописанными нюансами может возникнуть боль в спине, воспалительные процессы в головном мозге, головные боли, сопровождающиеся ощущением распирания, разливания по внутренней части головы раскаленной массы.
Очень осторожно нужно в этот день обращаться с ножами и вилками, другими колюще-режущими предметами. Избегать работы с металлом.

Солнечный поток в фазе, описываемой руной НУД.
Лунный поток в фазе, описываемой руной ЕРРА.

ЕРРА –  это сила созревания, когда новая структура закрепляется и обнаруживает свои силы;

– ЕРРА – гаркнул в запредельном воодушевлении бородатый сын девяти сестер и над чаном высветился занк.
– О-ё-о-о-о! – качнул головой Локи и отсел от Хеймдаля подальше.
– Тех связей – продолжил Гримнир – которые поддержат в сложную минуту и не дадут упасть или отвернуть с выбранного пути.
– Ващщще эта ерра – гномья могута.- с оттенком завести прокаментировал Локи –Баранья настырность и бычье терпение.
– Но без них – напомнил Гремнир – не одалеть пути. Поскольку впереди полоса препятствий, призванных развернуть бутон новых свойств и качеств. Это присловутое воскрешение и процесс этот не из легких…


– Знак  ЙЕРРА не внятен без мудрости асов. Он в чреве всего что явлено миру, найдет и разбудит могучие силы. Портал ПОВИВАЛЬНЫМ назван не вдруг. Он в СВАРГАЛЬФЕЙМ укажет дорогу. Как трудно увидеть в горе тропы сваргов, как тяжко их гневных склонить к верной службе, так драгоценны трудов их плоды. Не кто не сравнится с ними в искусстве. Довольно ли знать это жаждущим мудрости? – поинтересовался ушедший в собственное вдохновение, любимец девяти матерей.
– Добрейший любопытствует, - уточнил заклятый друг предыдущего оратора - достаточно ли понятно он выразил свою мысль, состоявшую собственно в том, что экзекуция с воздержанием надобна для того, что бы нерастраченную энергию семени, что есть мочи (не путать с мочой) втягивать на вдохе вверх по позвоночнику, аж до темечка, дабы оттуда смотаться в Асгард – хапнуть мудрости. Потому, как без нее ломится к гномам, внутрь материи, немного хуже, чем делать тоннель в скале, посредством стучания о породу лбом. Поскольку карлы эти злобны, шо те черти, а могута в них – черти просто не угадываются ни где. А управление ядерной энергией вещества (как теперь модно называть гномов) – штука мудреная и, без уикенда в Асгаде, весьма затруднительная. Однако иначе глубинная позитивная трансформация не возможна.
          Довольно ль вам этого. – споясничал напоследок рыжая бестия.

Между тем я ощущал, как на фоне гудящего позвоночника в районе пупка у меня  складываются загадочные отношения между знаками АС и ЙЕРРА. Возникающее при этом сходство моего организма с атомным реактором формировало особое отношение к гномам.

25

11-й лунный день
Необходима осторожность в любых делах, начатое дело нужно доводить до конца. Полезно голодать. Рекомендуется читать священные тексты и мантры.
Нельзя бросать любое дело, убивать насекомых, пользоваться металлическими режущими предметами. Если в этом день заболел позвоночник, то необходима чистка организма.

26

12.12.2005, 14 ч.06мин. Начало двинадцатого лунного дня.
По внешнему контуру лунной  силы – день причастности направлению процесса.
По внутреннему контуру лунной силы – день тайны трансмутации, как причастие Грааля.

День, который необходимо посвятить сугубо духовной деятельности. Благоприятно  посетить храм, либо каким-то другим образом прикоснуться к дуовному. В этот день человеку, обращенному к высшим сферам, воздается по вере его. В традиции Грааля говорится, что чаша, наполненная магическим напитком, является к истинно верующему и утоляет все его благие потребности.
Тот же, кто отвращен  от высших сфер, погряз в суете и гордыне, кто одержим низменными потребностями, тот рискует вкусить всю горечь чаши воздаяния, опять же по вере (или по неверию). Символом такой чаши является череп, который служил у разных народов в древности материалом для изготовления жертвенной чаши. В романе М.А.Булгакова "Мастер и Маргарита" такую чащу сотворили из головы воинствующего атеиста Берлиоза. Даже Христос в гефсиманском саду молил Отца о том, что бы его миновала "чаша сия". Может ли кто ни будь еще сказать, что он искупил все грехи и готов к принятию чаши воздаяния, вместо причастия свету Великого Грааля?
Один из лучших дней для духовного брака. Семья, сложившаяся в этот период, будет держаться на высшей любви. Если свадьба пришлась на это время, скорее всего, брак будет построен на взаимопонимании. Вы научитесь слышать не только себя, но и любимого человека. Правда, свадьба в этот день не должна быть шумной. Еще страшнее в этот период ссоры и ругань. Поэтому приглашайте только самых близких и дорогих людей, которые ни в коем случае не закатят пьяного скандала. Веселых плясок также желательно избегать. Если разбудить негативную энергию этого дня, последствия могут быть прямо-таки разрушительными.
В этот день категорически противопоказана любая грубость или бестактность, тем более святотатство. Занятие суетными делами может нелегко сказаться на работе вашего сердца.
Противопоказана грубая, плотная пища, нужно пить побольше жидкости, потреблять орехи, семечки, растительные масла. Очень полезны в этот период фруктовые соки, красное сухое вино.
В двенадцатый день луны нужно покупать угощения, которые собираетесь раздавать, не забудьте подать на улице нищим.

Солнечный поток в фазе, описываемой руной НУД.
Лунный поток в фазе, описываемой руной ЭХВАЗ.

ЭХВАЗ – одна из рун подвижности, руна стабильной плодовитости, это сила возрождения, через преодоление препятствий, развивающая силы новой структуры;

– ЭЙХВАЗ – с лёгким подвыванием огласил пространство над котлом Хеймдаль не открывая глаз и не переставая раскачиватся
– О-ё-о-о-о! Заикой сделает – обормот. – посетовал самый неугомонный из асов и, озераясь, вгрызся в кобанью ногу. Над котлом между тем явился новый знак.
– Сила припятствий самая витиеватая из всех сил мира…
– Ддда! Этто на любителя… извращений – перебил Локи Гримнира на полуслове.
– Но не освоив ее – с нажимом заметил тот, поигрывая посохом – можно и не мечтать о возрождении и развитии. Всякий, кто упражнял себя в чем бы то ни было, знает, что добиться серьезного результата можно только тогда, когда освоиш наслаждение от самого процесса тренировки.
– Скажите, отец-героин, вы любите всех своих тридцать детей? Как вам сказать, но сам процесс!... – подергал анекдот за бороду рыжий скабрезник.
– Ну если кому-то нужна тренировка, что бы освоить такое наслаждение, чтож – тренировка и не такие задачи решала. – парировал издевку знаменитый держатель речей – любая же тренировка, как следует сдобренная удовольствием, обязательно разбудит силу явления…


– ЭЙХВАЗ-руна – символ проверки, препятствий Мидгарда и неустанности волн. Портал потому и назвали порталом ПРИБОЯ. Всегда сквозь преграду идёт возрождение, и семя сквозь почву к свету стремится. Довольно ль  вам этого? – патетично вещал углубленный в сою патетику Хеймдаль.
– Это тебе удалось, подробный ты наш. – оценил Локи речь черпателя и поглотителя драгоценного меда – Как ты, вероятно, заметил – попытался он перевести это высказывание на понятный мне язык – мастер интересуется: достаточно ли внятно он выразил свою мысль о том, что всякая внутренняя трансформация материи может почитаться вполне зрелой лишь после многократной и неустанной, как волны прибоя, проверки ее в Мидгарде, где, возникающие таким образом, новые свойства материи воспринимаются как ее воскрешенье из мертвых, ибо прошедший лед воздержания для них – все равно, что труп… или полный идиот.

В районе сердца, в теплых лучах светоча КЕН, без устали прорастал и снова собирался в точку знак ЭЙХВАЗ, сообщая своей настырностью, что и пульс – это тоже неустанная проверка сердцем сосудов и их окрестностей на появление новых свойств.

27

12-й лунный день.
Один из лучших дней для заключения браков и восстановления отношений. День подарков и милости. Можно показать путь, но не идти вместо человека. Дарить подарки, выполнять все просьбы.
Полезно очищение легких, прием отхаркивающих средств.
Нужно петь песни, читать священные тексты, следить за своими мыслями, честно выполнять свой долг. Возможно обретение магической защиты, обретение оберегов и талисманов.
Неблагоприятно мытье. Не стоит проливать воду, плакать, суетиться, нагружать сердце, гневаться и сердиться.

28

13.12.2005. 14 ч.30мин. Начало тринадцатого лунного дня.

По внешнему контуру лунной силы – день силы информинга процесса.
По внутреннему контуру лунной силы – день магического круга, как закона трансмутации.

День начала нового лунного цикла. Число двенадцать  является числом завершения цикла временных ритмических структур. Если мы успешно завершили первый двенадцатидневный цикл и получили воздаяние по вере от магической чаши, то наступило время перехода на новый круг совершенствования, в этот день мы можем внести коррективы в программу своего существования, как на физическом, так и на духовном уровне. Тринадцатый день – лучший для проведения различных коррекций, как в делах, так и в своем теле, можно убирать родинки, вырывать и протезировать зубы, заниматься специальными упражнениями по коррекции своей фигуры, лица, привычек. Хорошо будет проходить приобретение новых полезных навыков, изучение новых языков.
В этот день изготавливали знаки, в основе которых лежит круг, и которые носили значение талисманов. В этот день вступают в магический круг, с целью усовершенствования своей духовной природы. В  этот день вступают в элитарные круги духовного общения, с целью повышения своего духовного статуса. В этот день полезно размещать в своем месте обитания различные знаки, так, что бы они замыкались в круг и вносили в программу вашей повседневной жизни новые элементы, способные повысить ваш уровень жизни.
Если человек не смог пройти первый лунный цикл позитивно, его ждет бег по старому кругу, до тех пор, пока он не усвоит тот урок, который ему преподавался в течении этого цикла.
Особое внимание нужно уделить своему желудку. Его нужно обильно и очень качественно насытить. Продукты для питания в этот день стоит подобрать особо тщательно, с учетом личных пристрастий и объективной пользы для организма.

Солнечный поток в фазе, описываемой руной НУД.
Лунный поток в фазе описываемой руной ПЕРТ.

ПЕРТ – реактивная плодовитость, это сила явления того, что до поры в тайне готовило себя к явлению, период ритуалов или любовных утех.

– ПЕРТ – заявил, казалось совсем уснувший Хеймдаль, округлив глаза до предела.
– Это он чем прозвучал? – поинтересовался рыжий негодяй Локи, но увидев над котолом знак определил – видимо, все таки, ротом.
– Сила явления невидимого в видимый мир -  героически удерживал речь в серьезном русле Гримнир, предупреждающе зыркнув на давящегося смехом Локи, и перехватив посох на манер обычной дубины.
– А я чё, я молчу… - отреагировал тот на впечатляющий жест и тут же залился смехом, отползая подальше от посоха.
– И как бы не скабрезничали некоторые над сходством этого знака с образом материнского лона – снисходительно произнес речистый ас – но от этой силы зависит и время и форма явления в мир того, что созрело в ерра и возделалось в эйхвас.


– В ЦЕЛЕБНОМ портале выход найдешь из зыбкого мира НИФЛЬХЕЙМА. Кто сможет из тигля, что формою схож с   ПЕРТ-знаком, вовремя вынуть тинктуру, тот ей здоровье спасет и умножит здоровье причастных. Довольно ль вам этого?
– Не, от скажи честно: тебе лично этот знак что напоминает? – осведомился скабрезничающий ас, сопровождаемый кокетливым женским вздохом – Ну! а ему тигель. Да, так о чем, бишь, я? Вот, значит – многоуважаемый извара… изощренец, делится с вами мудростью, суть которой заключается в том, что если затеять принимать роды не через девять месяцев, а, скажем, несколько позже, то младенчик может откусить вам на радостях пальчик, а как вылезет весь, то пожалуй от счастья зарядит в глаз. И вообще такой ход событий может чрезвычайно дурно сказаться на здоровье всех участников этой истории. Если же, камикадзе, из секты алхимиков, на досуге развлекающие себя запуском холодных реакций ядерного синтеза на чердаках и в подвалах, успевают почуять цымес в герметическом тигле, чуть раньше, чем он раздербанит напрочь и навзничь их халабуду, то они – огурцы, могут наделать себе из рублей кошелку царских червонцев и, напившись из тигля водички, отмачивать те же приколы еще лет триста. Удобряя кайфом округу.

Своеобразное изложение древней мудрости протекало на фоне прорастания  в теплых лучах все того же КЕН руны, и впрямь похожей на опрокинутый тигель и материнское лоно одновременно. И закрепляясь у сердца, он проращивал в теле мудрость – вовремя явленное чувство способно спасти, так же как способно погубить чувство явленное не зрелым, и взорвать нашу кровь – чувство,  вовремя не открытое.

29

13-й лунный день
Благоприятно посещение косметолога, процедуры омоложения. Полезны групповые собрания. Кушать в свое удовольствие. Есть мучное, хлеб, пироги, ватрушки.
Противопоказано проявлять агресси, голодать, поститься.

30

14.12.2005. 15.00. Начало четырнадцатого лунного дня.

По внешнему контуру лунной силы – день стабилизации процесса.
По внутреннему контуру лунной силы – день активизации мандалы как управления трансмутацией.

Очень важный ключевой день лунного месяца. Это день начала ваших славных дел. То, что вы запланировали в первый день, и от начала чего мы предостерегали вас до наступления срока, сегодня ждет своего начала, это оно трубит, что бы вы не позабыли о нем. Если вы
• благополучно вошли в поток второго лунного дня, научившись не только братьи и усваивать, но и отдавать;
• не сломились под натиском и агрессией молодой энергии третьего дня;
• правильно определили ту информацию, которую стоит усваивать в четвертый день, а из "познания зла" сделали верные выводы о направлении дальнейшего развития;
• сумели успешно трансформировать полученную информацию в свое знание и мировоззрение;
• мечты шестого лунного дня принесли вам состояние парения вашего духа;
• слова седьмого дня были мудры и прекрасны настолько, что настроили окружающее пространство на гармоничные вибрации в унисон с вашими;
• огонь трансформации восьмого дня принес вам обновление вашей клеточной массы с учетом тех усовершенствований, которые необходимы вам на данном этапе для достижения поставленных целей;
• соблазны и проверки девятого дня утвердили вас в вашей вере и ваших духовных ориентирах;
• источник десятого дня наполнил вас мощной энергией вашей традиции и вашего рода;
• мощная первобытная энергия вашего животного тела в одиннадцатый день  успешно трансмутировала в ваш бессмертный дух;
• магическая чаша двенадцатого дня воздала вам по вере вашей исполнение ваших благих пожеланий, завершив начатое в прошлом лунном цикле на уровне чувства удовлетворения от своей жизни и деятельности;
• колесо тринадцатого дня вывело вас на новый круг вашего совершенствования, принеся с собой новые знаки и талисманы,
то четырнадцатый лунный день – идеальное время приступить к исполнению запланированного дела, рассчитанного на завершение в течении месяца.
Рекомендуется в этот день много работать, избегать обилия ароматов, особенно очень  активных, очень не желательно курить или находится рядом с курильщиками.
Хорошо пить побольше соков, или сделать очистку кишечника (пракшалану). Поменьше нагружать глаза.

Солнечный поток в фазе, описываемой руной НУД.
Лунный поток в фазе, описываемой руной АЛГИЗ.

АЛГИЗ – жесткая плодовитость, это защитные силы, хранящие дистанцию между юным явление и окружающим миром, необходимую для его адаптации;

– О!!! – выдохнул подскочивший Хеймдаль – АЛГИЗ – заявил он и в наступившей тишине стало слышно как шелестит осока. Тишина длилась достаточно долго, а шелест все нарастал, пока не обернулся рогатой оленьей головой
– Вот же ушан чёкнутый, - облегченно выдохнул Локи и  громко икнул – точно когда ни будь заикой оставит. Ик! – отреагировал он на появившийся над котлом знак.
– Но тому, что явилось в мир – вернул Гримнир разговор к содержательному аспекту – необходима определенная дистанция. Защитная зона, какую дают рога их обладателю или осока, тому, у кого хороший слух. Осока не только упреждает о приближении кого -либо, но может и сильно порезать того, кто обойдется с ней непочтительно.
– Кинжал хорош для того, у кого он есть, и горе тому, у кого он не окажется в нужную минуту. – заявил Локи голосом бандита Абдулы из фильма «Белое солнце пустыни» -Бывают еще красотки такие – решил поделиться наблюдениями безобразник-ас – с виду тростинка-травинка, а только к ней между ног сунешься, она тебе все глаза выцарапает.
– У которых фантазия буйная, - пояснил Гримнир – те в этом знаке видят внутреннюю часть рисунка ног и лона обнаженной женщины, которые плотно сомкнуты, давая понять, что меж этих ног соваться нечего. Большинство же в нем видят туже осоку или рога. Так или иначе, а новорожденному нужно время и место для того, что бы окрепнуть. И этот знак символизирует силы, оберегающие, хранящие защитную зону над тем, что должно явится в мир чистым сияющим светородом – целью всех перипетий.

,,,
– Но тот, кто имеет уши – вещал ас, известный тем, что слышит, как растет трава во всех концах света – тот слышит, как шелестит осока    АЛГИЗ-руны, рекушей вовремя нам о тревоге, чтоб уберечь потрудились мы едва порожденное. Не даром порталом РЕЧИ зовут обитель ее. Ведет тот портал в страну светлых альвов - АЛЬФХЕЙМ. Как листья осоку,  как лося рога, так мудрые речи хранят недоступность рожденного чуда. Довольно ль вам этого?
– Как-то его заклинило на этой рифме, опять поди радуги наклюкался. – оценил происходящее знаток асовских нравов – Да, и так: о, великий учит – в целях защиты своих достижений от тугости рогатого окружения, полезно иметь шептунов по округе и по больше крутых понтов на абсолютно другие темы. А по теме иметь притертую феню, на которой ботают только свои пацаны. Короче мудрость не мерянной ценности, ни фига не разъясняющая животрепещущего вопроса некоторым, которым этот значок, ну упорно, напоминает плотно сжатые ноги и … в общем – как через это все пронырнуть.
– Тебе же сто раз говорили: речи, мудрые речи, - вдруг разъяснил  вопрос участливый голос Фрейи – а ты грубиян, нахал и скабрезник – обнадежила она рыжего и снова умолкла.

Под этот заинтересованный диалог я наблюдал, как в районе горла, на фоне распахнутого во все стороны света знака ГЕБО, топорщит уши чуткий АЛГИЗ, обучающий кровь внимательно слушать и очень взвешенно говорить. И это – основа искусства и силы светлейших эльфов.


Вы здесь » Вольное Поселение эльфов, не-людей и людей » Храм Единорога » МАГИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ