Вольное Поселение эльфов, не-людей и людей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



о христианстве

Сообщений 1 страница 30 из 207

1

не нашла старные "мысли о христианстве".
А сюда хочу поставить пришедшую по Ли.ру цитату

Тибетец

    Александр_Анатолич
    сообщение Адриан

   
    Немало удивился узнав, что у нас дома остановился тибетский монах. Первая мысль - только этого мне в пост не хватало! - но вспомнив: "...не дай мне забыть, что всё ниспослано Тобой..." стал с интересом ждать событий. Танзинь Тай (так зовут нашего гостя) зашёл в одеяниях буддийского монаха, среднего роста и светло улыбающийся. Общение сложилось сразу, без неловких пауз. Общались на английском (откуда начну плакатися моего английского языка!) и он рассказал о себе: коренной тибетец, ещё ребёнком увидевший китайский гнёт (рассказывал как сжигались книги и всё тибетское, что бы ускорить процесс китаизации), в юношестве ушёл в Индию в город Дхарамсала, вслед правительству Далай-ламы находящемуся там в изгнании. Принял монашество, в котором ужо 25 лет. Тай - монах/лекарь тибетской медицины второго уровня (первый уровень проходят 20 лет), доктор наук. Оттуда его пригласили на несколько дней в Москву какие-то VIPы. Он блестяще продиагностировал меня по пульсу, назначил некоторые снадобья и посоветовал сменить режим "совы" на "жаворонка", предлагая отбиваться хотя бы в 23.00 и вставать в 5-6 утра... да-уж... =)
    Поелику, в начале 90х, мне приходилось изучать восток, я не мог упустить возможность пообщаться с настоящим (а не доморощенной пародией) буддистом и получить инфу из первых рук.
    Его, в свою очередь, очень интересовало Православие и я, в меру своего знания английского, старался о просвещении Тая. Во время моего рассказа (на позорном английском) о Троице, Христе и перстосложении, Тай аккуратно складывал троеперстие и налагал на себя крестное знамение "во имя Отца и Сына и Святого Духа" с "аминь" в конце. Мой кум Lot , присутствовавший при этом, сказал, что я чуть ли не катехизировал тибетца - удачная шутка! =)
    В Воскресенье Торжества Православия, нам выделили машину и мы поехали в Троице-Сергиеву Лавру. К моей радости, народ в Лавре реагировал на буддийское облачение с доброжелательным любопытством. Экскурсию проводил англоязычный гид. В Успенском соборе, после рассказа о гробе преподобного, Тай приложился лбом к оному, а после экскурсии попросил вернуться в Троицкий собор. Там я его увидел таким серьёзно-сосредоточенным второй раз (первый - при просмотре фильма Гипсона "Страсти Христовы" с английскими титрами). Вечером, за ужином, Тай сказал: "Лавра - место насыщения души светом, но то что я почувствовал у святого Сергия... знаешь, у нас есть такие места куда доступ имеют только посвящённые монахи, там день и ночь творятся молитвы с земными простираниями, так вот, даже там я не ощущал такого, что ощутил у святого Сергия!". Это свидетельство - дорогого стоит!
    За эти несколько дней мы очень подружились.
    Недавно он прислал на мэйл письмо, в котором говорит, что провёл у нас несколько дней счастья и отдельно благодарил маму - она вкусно готовит! =)
    По-моему, святитель Николай Сербский писал, что буддизм - милосердное язычество. Тай меня поражал неподдельной кротостью, радостью и добротой. Я понял, что Господь с любовью обличает меня/христианина через такие качества этого язычника.
    Всемогущий Господи, помилуй и спаси брата нашего во Адаме!

0

2

Гм. Любопытно.

0

3


Год со святителем Николаем (Велимировичем).
16 марта
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Православие.Ru / Интернет-журнал, 16 марта 2010 г.
http://www.pravoslavie.ru/jurnal/34531.htm

Христос призывает всех скорченных духом, душою и умом

Пока человек находится в этом смертном теле, его дух всегда скорчен, в большей или меньшей степени. Но Христос призывает всех скорченных духом, душою и умом. Он Единый может выпрямить то, что искривили мир сей и силы адские. «Человек! Женщина! Дитя!» — зовя нас, Он хочет этими именами возвысить наше достоинство и скрыть наши истинные имена, постыдные и греховные — «Слепцы! Калеки! Прокаженные! Нищие!», и молчащие трубы духа, забитые грязью, выпрямить, очистить и сотворить звонкими трубами славы Божией.

0

4


    * Тимур Кибиров
    * Христианские стихи

Их-то Господь — вон какой!
Он-то и впрямь настоящий герой!
Без страха и трепета в смертный бой
Ведет за собой правоверных строй!
И меч полумесяцем над головой,
И конь его мчит стрелой!
А наш-то, наш-то — гляди, сынок –
А наш-то на ослике цок да цок
Навстречу смерти своей.

А у тех-то Господь — он вон какой!
Он-то и впрямь дарует покой,
Дарует-вкушает вечный покой
Среди свистопляски мирской!
На страсти-мордасти махнув рукой,
В позе лотоса он осенен тишиной,
Осиян пустотой святой.
А наш-то, наш-то — увы, сынок –
А наш-то на ослике цок да цок
Навстречу смерти своей.

А у этих Господь — ого-го какой!
Он-то и впрямь владыка земной!
Сей мир, сей век, сей мозг головной
Давно под его пятой.
Вкруг трона его веселой гурьбой
— Эван эвоэ! — пляшет род людской.
Быть может, и мы с тобой.
Но наш-то, наш-то — не плачь, сынок –
Но наш-то на ослике цок да цок
Навстречу смерти своей.

На встречу со страшною смертью своей,
На встречу со смертью твоей и моей!
Не плачь, она от Него не уйдет,
Никуда не спрятаться ей!

0

5

для меня смысл этого стиха в последней строчке
она переворачивает все понимание с обыденного земного, на чей взгляд и Бог - не бог, какой-то невзрачный, не сильный, не крутой, а в конце вообще - полное поражение, куда уж хуже такой смерти!
на совсем иное понимание, где в том же самом на вид - полнейшая победа. Даже  над неумолимейшим врагом всего земного - смертью.

0

6

не мной найдено. Мной процитировано:

Митрополит Филарет Московский и А. С. Пушкин о цели жизни

У А. С. Пушкина есть стихотворение, посвященное цели жизни и написанное в часы тяжелого состояния души, отданной (по словам самого поэта) «безумству, лени и страстям».

Дар напрасный, дар случайный,

Жизнь, зачем ты мне дана?

Иль зачем судьбою тайной

Ты на казнь осуждена?

Кто меня враждебной властью

Из ничтожества воззвал,

Душу мне наполнил страстью,

Ум сомненьем взволновал?

Цели нет передо мною:

Сердце пусто, празден ум

И томит меня тоскою

Однозвучной жизни шум.

А. С. Пушкин

В ответ на это стихотворение митрополит Московский Филарет послал поэту свои стихи, приведенные ниже:

Не напрасно, не случайно

Жизнь от Бога нам дана,

Ум молчит, но сердцу ясно —

Жизнь от Бога нам дана.

Не без воли Бога тайной

И на казнь осуждена.

Сам я своенравной властью

Зло из темных бездн воззвал,

Сам наполнил душу страстью,

Ум сомненьем взволновал...

Вспомнись мне, Забвенный мною.

Просияй сквозь сумрак дум, —

И созиждется Тобою

Сердце чисто, светел ум.

Митрополит Филарет

Получив  это  стихотворение,  А. С. Пушкин  написал такое стихотворение, посвященное митрополиту:

В часы забав иль праздной скуки

Бывало, лире я моей

Вверял изнеженные звуки

Безумства, лени и страстей.

Но и тогда струны лукавой

Невольно звон я прерывал

Когда твой голос величавый

Меня внезапно поражал.

Я лил потоки слез нежданных,

И ранам совести моей

Твоих речей благоуханных

Отраден чистый был елей.

И ныне с высоты духовной

Мне руку простираешь ты

И силой кроткой и любовной

Смиряешь буйные мечты.

Твоим огнем душа согрета,

Отвергла мрак земных сует.

И внемлет арфе Филарета

В священном ужасе поэт.

А. С. Пушкин
***
Конечно, по качеству стиха творчество Филарета и близко к пушкинскому не стояло. А вот по переданной сути...

0

7

- Поэтому войдите все в радость Господа своего, - и первые, и вторые, получите награду. Богатые и бедные, веселитесь друг с другом. Воздержные и невоздержные, почтите этот день. Постившиеся и не постившиеся, возвеселитесь сегодня. Трапеза полна: - насладитесь все. Телец велик: пусть никто не уйдет голодным.

Святой Иоанн Златоустый, архиепископ Константинопольский

Слово огласительное во Святый и Светоносный день
преславного и спасительного Христа Бога нашего Воскресения

0

8

О Вольфе Мессинге

Когда мне было 25 лет, мама пошла на решительный шаг. Она привела Вольфа Мессинга, чтобы меня отучить от Церкви. Мы тогда переехали в Москву, и мама как-то разыскала Мессинга и пригласила его к нам в гости. Это было почти невозможно, но ей это удалось. Мама вообще была очень энергичной и умела добиваться своих целей. Из последних сил она спасала свою дочь — во всяком случае, так она искренне верила.
И вот Мессинг к нам пришел, я сижу молюсь, дрожу. И Мессинг сказал маме: «Во-первых, это невозможно, а во-вторых, будь это возможным, я никогда бы не стал этого делать».
Наталья Трауберг

0

9

Если хочется света, от которого оттаивает и оживает душа, можно набрать в искалке "старец"
сколько их, живших давно и совсем недавно! Старец Паисий, Николай (Крестьянкин)(Гурьянов)... да не перечесть
и даже из просто рассказов о них людей дышит благодать
вот еще об одном Старце Порфирии, например http://www.pravoslavie.ru/smi/1894.htm

0

10

Будемъ же помнить чудную картину белоснежнаго цветка.

«Для чистыхъ все чисто». (Тит. 1, 15).

Когда то я прочелъ разсказъ о посѣщенiи угольныхъ копей. У самаго отверстiя въ шахту, гдѣ все было покрыто густою черною пылью, выросъ чистенькiй, бѣлоснѣжный цвѣтокъ, котораго пыль не коснулась нисколько. Посѣтители копи смотрѣли съ недоумѣнiемъ на этотъ цвѣтокъ, не вѣря своимъ глазамъ, и не могли понять причину такого страннаго явленiя. Одинъ изъ углекоповъ взялъ щепотку черной пыли и посыпалъ ею цвѣтокъ; ни одна частица не пристала къ нему, все само собою слетѣло, и бѣлыя лепестки, такiе же чистые, нетронутые, выглядывали изъ окружающей ихъ черной пыли. Оказывается, что самое свойство этихъ тоненькихъ лепестковъ таково, что къ нимъ ничего посторонняго не пристаетъ. Они не воспрiимчивы, въ этомъ смыслѣ, пыль и грязь слетаютъ сами собою, такъ что и тамъ, среди этихъ клубовъ черной сажи, цвѣтокъ остается всегда бѣлый, въ своей первобытной красотѣ.

«Весь мiръ лежитъ во злѣ»! [1 Iоан. 5, 19]. Мы вращаемся ежедневно среди грѣха и злобы, нравственная нечистота покрываетъ весь мiръ черной пылью, какъ густой завѣсой; она проникаетъ повсюду и свирѣпствуетъ, съ ужасающей силой. Но мы, вѣрующiе, призваны оставаться чистыми и не тронутыми среди всей этой грязи.

«Чистому все чисто», говоритъ Апостолъ. Омытая Христомъ душа не должна касаться ничего нечистаго; убѣленная Господомъ и хранимая Имъ отъ грѣха, она должна, какъ тотъ цвѣтокъ, оставаться чистою, даже среди густого мрака мiрскаго зла. Благодать Божiя можетъ совершить это чудо. Она можетъ оградить душу человѣческую отъ всякой нечистоты, соблюсти ее чистою, нетронутою, среди грѣховнаго, порочнаго мiра и не допустить надъ нею власти тьмы. Будемъ же помнить чудную картину бѣлоснѣжнаго цвѣтка. Милостiю Божiю пусть ничто нечистое не коснется насъ, и да будетъ одѣянiе души нашей «во всякое время свѣтло». [Еккл. 9, 8]. (День за днем)

0

11

сейчас, в преддверие 9 мая, очень много говорят о войне, читают письма с фронта.
среди них было и такое:

В простреленной шинели русского солдата, погибшего в годы Великой Отечественной войны, было найдено его последнее в земной жизни, прощальное поэтическое письмо. Не к родным и близким обращено оно, а к Всемогущему Богу, в Которого свято уверовал воин в свой предсмертный час.

Послушай, Бог... Ещё ни разу в жизни
С Тобой не говорил я, но сегодня
Мне хочется приветствовать Тебя.
Ты знаешь, с детских лет мне говорили,
Что нет Тебя. И я, дурак, поверил.
Твоих я никогда не созерцал творений.
И вот сегодня ночью я смотрел
Из кратера, что выбила граната,
На небо звёздное, что было надо мной.
Я понял вдруг, любуясь мирозданьем,
Каким жестоким может быть обман.
Не знаю, Боже, дашь ли Ты мне руку,
Но я Тебе скажу, и Ты меня поймёшь:
Не странно ль, что средь ужасающего ада
Мне вдруг открылся свет и я узнал Тебя?
А кроме этого мне нечего сказать,
Вот только, что я рад, что я Тебя узнал.
На полночь мы назначены в атаку,
Но мне не страшно: Ты на нас глядишь...
Сигнал. Ну что ж? Я должен отправляться.
Мне было хорошо с Тобой. Ещё хочу сказать,
Что, как Ты знаешь, битва будет злая,
И, может, ночью же к Тебе я постучусь.
И вот, хоть до сих пор Тебе я не был другом,
Позволишь ли Ты мне войти, когда приду?
Но, кажется, я плачу. Боже мой, Ты видишь,
Со мной случилось то, что нынче я прозрел.
Прощай, мой Бог, иду. И вряд ли уж вернусь.
Как странно, но теперь я смерти не боюсь.

ПРАВОСЛАВИЕ.RU

0

12

Святитель Николай (Велимирович)

Так вознесся на небо Тот, Который вмещал небо в Себе. Тот, кто носил в себе ад, в ад и попадет, но тот, кто носил в душе своей небо, на небо вознесется. И действительно, никто не сможет вознестись на небеса, кроме тех, в ком есть небо; и никто не попадет в ад, кроме тех, в ком есть ад. Родственное тянется к родственному и соединяется с родственным; а не родственное отвергает. Материя покоряется духу настолько, насколько душа человеческая исполнена Божиим Духом. И законы природы послушны закону нравственному, который управляет миром. А так как Господь Иисус Христос есть полнота Духа Святого и совершенство нравственного закона, то Ему подчинена вся материя, весь физический мир со всеми законами природы.

Любой человек, как дух, может в своей жизни одержать победу над неким законом природы с помощью другого закона природы, то есть преодолеть его духом своим. Христос же, как Богочеловек, мог покорить законы природы законом Духа, являющимся верховным законом тварного мира. Однако это понятие, как и всякое духовное понятие, только отчасти можно объяснить обычными земными представлениями и рассуждениями, да и то лишь на примерах и сравнениях.

Духовные вещи только тогда становятся ясными и несомненными, когда их видит и ощущает дух. Чтобы видеть и чувствовать явления духовного мира, необходимы длительные и изнурительные духовные упражнения, после которых и по Божией благодати у человека может открыться духовное зрение, позволяющее видеть то, что простому смертному кажется невероятным и невозможным. Однако человек должен прежде всего верить тем, которые видели невероятное, и изо дня в день крепить эту веру и стремиться увидеть то, что обычному взору недоступно.

0

13

ну да, большинство людей так и живут, борясь за кусок кто просто хлеба, кто с черной икрой...
но наши Учителя всегда нам говорили, что это все - обман, а не жизнь. А настоящая жизнь человека такая, что, по-моему, круче даже любого земного творчества.

0

14

нас учили и учат, объясняют, лишь бы слушали!

Не страшитесь заранѣе своей слабости, «довольно для каждаго дня своей заботы». Не бойтесь завтрашняго дня: завтрашнiй день самъ о себѣ позаботится. Тотъ, кто сегодня послалъ вамъ миръ душевный, Тому все возможно, Онъ не откажетъ вамъ и завтра въ этомъ мирѣ. Не искушайте самихъ себя заботой о будущихъ испытанiяхъ, которыя еще не наступили. Не поддавайтесь никакимъ опасенiямъ, не заглядывайте впередъ. Не дѣлайте никакого усилiя, чтобы угадать будущее, но отгоните подальше отъ себя всякiй страхъ вѣрою въ Господа, и упованiемъ на своевременную помощь Его.

Отдавайтесь во всемъ и всецѣло Господу, въ полной вѣрѣ, что вмѣстѣ съ испытанiемъ Онъ пошлетъ вамъ и силу, достаточную, чтобы его перенести, — и Господь «восполнитъ всякую нужду вашу, по богатству Своему во славѣ». [Фил. 4, 19]. Предоставьте все Ему; взявшись за плугъ, не озирайтесь назадъ, не останавливайтесь на подробностяхъ, имѣйте мужество, довѣрившись во всемъ Ему, ожидать спокойно, съ полнымъ упованiемъ и съ полною покорностью, чтобы воля Его совершилась.

Помните, что сила дается, не на завтрашнiй, а на сегодняшнiй крестъ. Одинъ человѣкъ, глубоко удрученный, повѣдалъ другому свои заботы и спросилъ: «почему мнѣ такъ ужасно тяжело?» — «Потому», отвѣтилъ тотъ, «что ты, вмѣстѣ съ настоящей ношей, захватилъ и будущую, и несешь эту будущую долю своей силой, не Божiей». Своя сила гнететъ безпомощностiю, а Божiя сила подымаетъ всемогуществомъ

0

15


"Душехранитель"

Рассказ одного хорошего сельского батюшки, рассказанный им в нашей трапезной за чашкой чая.

Родился я в большом белорусском селе. Мама моя была медиком, отец работал в колхозе. Никто из моих близких в Бога не верил, кроме бабушки. Она исправно ходила в храм молилась о нас. Помню, как на Пасху мы с братом разыгрались и стали бросать в бабушку крашеные яйца. Она села на лавку, и так, горько вздохнув, произнесла: «Ой, хлопчики, что же из вас, безбожников, вырастет»? И действительно, вырос из меня хулиган. Угнал я по пьяному делу колхозный грузовик и разбил его. Тогда, чтобы не посадили, родители договорились с военкомом и поскорее отправили меня в армию. Попал я в бригаду спецназа, которой командовал мой родной дядька. Кто-то подумает, служить под началом родного дядьки одно удовольствие. Но только не у моего. Моё время службы совпало с распадом Союза, начались конфликты. Так что и повоевать пришлось. Когда нужно было рисковать, дядька обычно посылал меня. «А кого, - говорит, - я ещё пошлю? Народ скажет, что родного племянника берегу, а других на смерть отправляю». Досталось мне, конечно, ранен был.[more]

А до этого, нас, ещё совсем молодых солдат, перебросили на разбор завалов в Спитак. Помнишь, то страшное землетрясение в Армении? Пятьдесят тысяч человек погибло. По началу было очень тяжело. Форму уставали стирать, от запаха тлена всё нутро наружу выворачивало. Так и ходили в своих нечистотах. А потом ничего, привыкли, даже перед едой порой руки мыть забывали. После срочной служил в спецподразделении внутренних войск, сколько в те годы всякого зверья повылазило, думаешь, где они раньше отсиживались? Я и сам тогда волкодавом стал, чуть ли не каждый день мы бандюков этих ловили, или отстреливали.

В 30 лет вышел на пенсию. Что я тогда умел, только догонять да на куски рвать. Стрелял хорошо, с любого положения, не целясь, ножом умел работать, в боях без правил мало кому уступал. Только и у меня самого наверно ни одной целой косточки не осталось. Все рёбра переломаны, пальцы на руках, да и сами руки, в одной ноге металлический штырь. Не надеялся, что до пенсии доживу.

Предложили поработать телохранителем. Кого я только не охранял. Весь модельный ряд: и Славу З-ва. и Валентина Ю-на. С певцами работал Юрием Ш-ком, Андреем М-чем, две недели даже с Борей М-ым.

И вот однажды, приезжают ко мне монахи, и просят пожить с одним их ветхим старичком. Он, мол, человек святой жизни, сам монах, да всю жизнь провёл в одиночестве, в монастыре жить не привык, хочет и умереть на воле. Ему квартиру сняли в Королёве, а без присмотра оставлять боязно, много сейчас сектантов, сатанистов, да и, просто, психопатов разных. Мне интересно стало, что это такое - святые люди, я - то я ведь всё с богемой работал, и меня, сказать честно, от этой публики уже мутило.

Приезжаем к деду на квартиру, а там ещё три кандидата, да всё такие смиренные, бородатые длинноволосые, короче, не чета мне, я ведь тогда даже «Отче наш» не знал.

Выходит к нам старичок, посмотрел на нас. «Вот этот пускай останется», - и на меня показал. Стали мы с дедом вместе жить. В моих обязанностях было смотреть за порядком. Народу к нему шло очень уж много. Чудно мне было, как этот старенький человек выдерживал всю эту людскую лавину. Ведь к нему со всего мира ехали. Порой так его жалко станет, смотрю, он уж от усталости падает. Тогда подойду, возьму его на руки, и, не смотря на его протесты, унесу в другую комнату, и закрою там. А народу говорю, как тот матрос Железняк: «хорош, дед устал, марш отсюда».

Очень уж отцу Никите нравилось, что мог он со мной, с земляком своим, Беларусь вспомнить. Со временем стал я ему и супчики варить. Любил он рыбный суп с чечевицей. «Грешник я, окаянный, Витенька, - говорит, - люблю рыбный супчик с чечевичкой, такой я старый сластёна. Помирать уж пора, а я всё чрево никак не обуздаю».

Люди нам деньги жертвовали, продукты тоже несли. Да только раздавал он всё. И мало того, что деньги отдаст, так ещё и все продукты спустит. У нас, наверное, вся тамошняя бомжацкая братия подъедалась. Нельзя его было одного оставлять, только отвернёшься, а на кухне уже пусто. Всё раздаст.

Стал я от него заначки делать. Деньги у людей брал, да тихонько от старца в разных местах прятал, ведь и самим же питаться нужно было. Собираюсь на рынок за свежей рыбой, сунул руку в унты, старцу унты кто-то подарил, а я в них один из схронов и соорудил. Руку сую, а денег нет. Я в другое место, третье. И что ты думаешь? Везде дед деньги нашёл и всё раздал.

Я тогда на него разозлился: «на что, – кричу - я тебе супчик твой сварю, а дед? Ты почему все деньги спустил, что мы с тобой сами есть будем, а»? А он смотрит на меня виновато, как ребёнок, и говорит: «Витенька, прости меня, Христа ради. Вдова из Воронежа приезжала, одна с тремя детьми осталась, молитв просила. Как же я её без копейки денег отпущу? Жалко человека». «Да к тебе полстраны едет, что же нам теперь, с голоду помирать? Всех не пожалеешь, на всех тебя не хватит».

«А вот Его на всех хватало, Он всех жалел, значит и мы, его рабы нестоящие, должны всех жалеть. А о хлебе не беспокойся, давай лучше помолимся, Господь и нас с тобой не забудет». И действительно, стоило старцу помолиться, как тут же кто-нибудь и появлялся. Еды принесёт, и спрашивает меня, что, мол, ещё из продуктов прикупить. Я тут же списочек составлю. Хочется, конечно, побольше всего заказать, да, безполезно, через пару дней опять «на молитву становись», есть-то что-то надо.

У старца была привычка вставать в три часа утра. Мы с ним вдвоём спали на надувном матраце. Дед маленький был, я у него в ногах помещался. Проснётся утром и меня ногой будет: «Вставай, Витенька, молиться надо». «Я не монах, сам и молись, я на кухню пойду досыпать». «Нет-нет, Витенька, я молиться буду, а ты только покади». Я кадило разожгу, а отец Никита кадит, да так, что дым глаза ест, и начинает записки читать. Он их уже раз по сто прочитал, а всё читает и читает. И так каждую ночь. Думаю, что делать? Замучает меня старик. Стал я потихоньку от него записки прятать и во дворе сжигать. «Да ты не смотри на меня так, - это он мне, - я уже в этом давно покаялся. Ты сам попробуй со святым человеком пожить, с ума сойдёшь».

Бывали мы с ним в Москве в разных храмах, в основном отцы плохо нас принимали. Ревность начиналась, старца многие верующие знали, и как увидят, так и бегут к нам, а отцам обидно было. Вот только к отцу Т-ну в Ср-кий монастырь приедем, ему докладывают, он сразу к нам. В первый раз подошёл к старцу, ему руку поцеловал, и мне. Я не ожидал такого, и потом всякий раз за старчика прятался, чтобы у меня руки не целовали. При мне посещал старца уже покойный, о. Иероним из Санаксар. Я их тогда никого не знал, это потом уже в книжках на фотографиях узнавал и по подписям имена запоминал.

Четыре месяца я вместе с отцом Никитой прожил, и собрался он помирать. Послал меня отправить телеграммы по девяти адресам, чтобы приехали к нему те, с кем он ещё в горах Абхазии в пятидесятые подвизался. Перед смертью его парализовало на левую сторону. Я прихожу с рынка, вокруг него бабки сидят плачут. Он меня увидел, обрадовался: «Как хорошо, что ты пришёл, гони их всех, не хочу при них умирать».

Я его ещё в туалет успел сводить, в постель уложил. Лежит он, и представляешь, в этот самый момент к нам приходят и говорят, что деду паспорт принесли, первый его в жизни паспорт. Он ведь всё по горам, да по квартирам чужим жил, паспорта своего никогда не имел. Я говорю: «Батюшка, паспорт тебе принесли, что с ним делать»? Старчик усмехнулся: «Да зачем он мне теперь, Витенька, брось его, мне уже на небесах прописка нужна». Так он к нему и не притронулся. Потом замолчал, вздохнул, и словно уснул.

Отец Никита так выбрал момент послать вызов на похороны, что никто из его друзей уже не застал старца в живых. Приехали семь монахов и две монахини. Помню, первым пришёл о. Р-л (Б-ов), они с моим старчиком, ещё в Абхазии, вдвоём в одной пещере много лет прожили. Маленький такой женоподобный, заходит и весело кричит: «Ну, ты и хитрец, Никита, ушёл-таки первым. Всех нас вокруг пальца обвёл». Запомнилось, что все, кто приезжал, здоровались со мной, как со старым знакомым, и называли меня по имени.

Прошло несколько дней со дня похорон отца Никиты. Я на своём веку много смертей повидал, и эта, да такая мирная, меня никак не задела. Помню, иду по Москве, в районе Речного вокзала, и вдруг, ни с того - ни с сего, мне так стало плохо. И не могу понять, что со мной. Думаю, надо немедленно выпить, известно, это же лучшее средство от всяких непонятностей. Выпил, а не помогает. Такое чувство, словно рвут меня на части только изнутри, душу разрывают.

И, сообразил ведь, помчался в Ср-ий монастырь к отцу Т-ну. Он увидел меня, и сразу всё понял. Не говоря ни слова, завёл в храм и оставил в нём на ночь. И я здоровый сильный мужик проплакал до утра. Никогда со мной такого не было. Утром пришёл в себя, а я монашеской безрукавкой укрыт. Это о. Т-н, ночью ко мне приходил и своей безрукавкой накрыл, так она у меня и осталась. Спрашиваю его: «Батя, что со мной»? Он мне объяснил: «Благодать от тебя отошла. Когда ты со старцем жил, ты же в его благодати, как в речке, купался, а сам того и не замечал. Я тебе руку не зря целовал, ты причастником святости был. А теперь та благодать, что он стяжал, после его смерти тебя покинула. И ты ещё долго в себя приходить будешь». Он подозвал кого-то из монахов, указал на меня и говорит ему: «Когда бы ни пришёл, открывай ему храм».

Много тогда, после смерти старца, я глупостей натворил, одно время пил как сумасшедший. Ребята мои меня даже на дачу вывозили, пристегнут наручниками к батарее, и пить не дают. А потом вижу, во сне приходит мой старец и говорит: «Не бросишь пить, Витенька, помрёшь как муха, а я в тебе ещё тогда священника разглядел». Поверишь, проснулся и чувствую, не хочу пить, и вот уже, сколько лет этой заразы в рот не беру.

Потом привезли меня в Оптину к отцу И-и. До сих пор он меня ведёт, и на священство благословил. Перед рукоположением, во сне снова отца Никиту видел, что говорил он мне, не помню, только очень уж он доволен был. И сейчас вспоминаю его слова, что говорил он мне в Королёве, ведь всю мою жизнь старец наперёд прочитал.

Вспоминается то время, смешно и стыдно, как ходил по Оптиной с сигаретой в зубах. Стою у келии отца И-и жду его и курю, монахи мимо идут, и поверишь, ни один мне замечания не сделал. Потом уже, через год, я через «штрафные» поклончики и говорить без мата научился и вести себя как церковный человек, а тогда сделай бы мне кто замечание, я бы тут же развернулся и уехал.

Повезло мне, отец, что пересеклись мои пути с такими людьми. Никак поначалу не мог понять, за что меня Господь из зверя в ангела обратил, а потом понял, что неправильно вопрос ставил, нужно спрашивать не за что, а зачем? Теперь ко мне столько моих бывших сослуживцев приезжает. Ты не смотри, что они такие большие и сильные, на самом деле они очень ранимые, и не каждому могут открыться. А мне верят, ведь я же один из них, правда, теперь только уже не тело, а «душехранитель».

Автор: Иерей Александр Дьяченко

0

16

Чтобы вас не ввели в заблуждение
Светлана Пшеничная, Марина Бирюкова, Игумен Нектарий (Морозов)5 июля 2010 г. Источник: Православие и современность

«Я хочу найти свой собственный путь». Кто из нас не произносил этих слов? Меж тем, они коварны. Они содержат долю правды: мы действительно должны воспринимать тот путь, по которому идем, как свой, как единственно возможный для нас, и душа наша, и сознание должны нам об этом свидетельствовать. В противном случае мы недалеко по этому пути уйдем. Но, с другой стороны, мы должны вовремя ответить себе на вопрос, куда именно мы собрались: к Истине или к себе, любимому, единственному, неповторимому. Чего именно мы хотим: обрести жизнь вечную или просто облегчить, упростить себе жизнь привременную. На первых порах нам трудно в этом разобраться. В нынешней ситуации — особенно трудно. Слова Спасителя берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение (Лк. 21, 8) обращены к каждому из нас. Два наших автора решили рассказать о собственном опыте — опыте тяжелом, болезненном, но полученном, скорее всего, по Промыслу Божию — и оказавшемуся необходимым.

Парахристианства не бывает

Мы живем в эпоху потребления, в эпоху доминирования материального мира. И не можем не чувствовать духовного голода. Многие из нас воспринимают его как некий внутренний дискомфорт, и этот дискомфорт заставляет искать — облегчения страданий, ответов на вопросы, разрешения проблем…

Спрос рождает предложение. Рынок специфических услуг чрезвычайно богат: экстрасенсы, парапсихологи, космоэнергетики, биоэнерготерапевты, белые и черные маги, гуру, ясновидящие, потомственные ворожеи, гадалки, знахарки, ведуньи, колдуньи...

Каталог услуг также поражает многоформатностью: подлечат язву, вернут мужа, в отсутствии оного снимут венец безбрачия, помогут найти путь в жизни, почистят карму, улучшат судьбу, окажут помощь сбившимся с пути родным — по фотографии отучат от пьянства, наркомании, блуда, расскажут, кем ты был в прошлой жизни, дадут подробные бизнес-консультации — в общем, любой каприз за ваши деньги. Поражает повсеместная реклама этих «помощников» — в газетах, журналах и на телевидении. Реклама в СМИ — удовольствие недешевое. Можно сделать вывод, что затраты покрываются доходами — народ верит и надеется, обращается за помощью.

Вот подлинные рекламные шедевры: «Адепт высшей магии. За час верну мужа». «Обряд “Кольцо рабства” даст безграничную власть над любимым. Обряд снять невозможно. Официальная письменная гарантия». «Бабушка Ясновидящая. Имею 40 ступеней посвящения. Приворожу без греха, вреда здоровью. За один день — на всю жизнь. Работа ведется официально, государственная регистрация, фиксированные цены (прейскурант). Выдаются чеки». «Экстрасенс ответит на любые вопросы. Исполнит ваше желание». «Эксклюзивные мгновенные тройные привороты и отвороты (без фотографии). На все обряды дается письменная гарантия». «Вуду-приворот. Обряд на замужество. Разрешение на работу выдано Правительством Москвы». «Наследница таинственного древнемагического искусства. Владею вершинами профессионального мастерства привлечения денежного потока». И наконец — «Лечу зубы по фотографии».

Что происходит с людьми после обращения к этим «чудотворцам»? Об этом в рекламе умалчивается. Но в моей жизни есть вразумляющий опыт обращения к представителю этого зазеркалья.

Лариса — привлекательная женщина среднего возраста — называла себя парапсихологом, клиентов принимала на квартире. В основном к ней обращались люди с различными болезнями, порой неизлечимыми — те, от которых медицина отказалась. Я была физически здорова, но у меня был тяжелый период в жизни, и я решила с ней пообщаться. Росла я в семье нецерковной, хотя во младенчестве меня крестили; о Боге в моей семье никто никогда не говорил, в церковь ходили только поставить свечки, да и то по большим праздникам. Наша первая встреча была для меня ошеломляющей — несколько часов со мной впервые говорили о Боге, а также о таких неожиданных для меня понятиях, как гордыня, алчность, зависть, жадность, гнев, ложь, и других подобных вещах и об их связи с моими бедами. Это была совершенно новая для меня информация, и она потрясла меня до глубины души. Вот каков был мой духовный голод — голод, в котором я не отдавала себе отчета.

Так началось наше общение с парапсихологом Ларисой. Оно продолжалось около пяти лет. Я получала советы относительно выбора книг, и за эти годы прочитала всю «Диагностику кармы» небезызвестного Сергея Лазарева; Крайона, Луизу Хэй, Ошо, «Беседы с Богом» Нила Уолша, Лиз Бурбо, Дипак Чопра и кучу всякой эзотерической литературы. Любую мою трудность, любую вставшую передо мной преграду Лариса могла объяснить, указывая на мои конкретные ошибки в мировоззрении, в мыслях, действиях. Ничего из того, что мне открывалось, не входило в противоречие с моим внутренним миром и моими взглядами.

Лариса действительно видела все мои слабые стороны и отрицательные проявления. Указывая мне на них — на гнев, к примеру, или на обидчивость — она учила меня их «прорабатывать», и у меня создавалась иллюзия очищения от этих «сорняков». Сейчас я понимаю, что те ростки грехов и заблуждений, которые я, как мне казалось, пропалывала, на деле вымахали в гигантские кусты-мутанты. Но тогда все это было так увлекательно!

Долгое время я не платила никаких денег, кроме оплаты первого посещения. Поэтому все разговоры Ларисы о бескорыстном служении людям казались правдой. Теперь-то я догадываюсь: Лариса зарабатывала деньги на других людях. Скорее всего, на людях, нездоровых физически, и на тех, кто приходил к ней с частными проблемами. А такие, как я, служили бесплатной рекламой: рассказывали о Ларисе своим друзьям и знакомым, многих к ней привели.

Потом начался новый этап — уже совсем не бесплатный и не дешевый. Он назывался «постановкой на контакт». Другими словами, я получала доступ к безграничному информационному полю. Невозможно объяснить, как это работало, но я могла дать ответ на любой поставленный вопрос. Ответы сами приходили в голову. Мой друг, через которого я, собственно, и познакомилась с Ларисой, уже был «на контакте», и мы с ним развлекались, давая друг другу ответы на вопросы о заведомо неизвестных отвечающему ситуациях. Периодически мы давали информацию другим людям. Звучало это, к примеру, так: «Из-за чего у меня на работе возник конфликт?» — Из-за того-то и того-то. «А почему мой ребенок меня не слушается?» — А вот почему… Люди поражались верности ответов. А у нас после таких наплывов верных ответов на вопросы происходил колоссальный выброс энергии — появлялось много сил, резко повышалось настроение.

В то время я заканчивала университет, мне предстояло получить диплом психолога. Я продемонстрировала это свое умение Марии Михайловне — руководителю моей дипломной работы. Мы провели эксперимент. Мария Михайловна задавала вопросы типа: «Что за ситуация сложилась у меня с человеком, о котором я сейчас думаю?». Мою возможность отвечать, не зная самих ситуаций, она назвала сверхинтуицией.

Наступил, однако, такой момент — я перестала контактировать с нашим «гуру». Начала посещать храм, регулярно причащаться, читать церковную литературу. Прошло больше года. Я вышла замуж, родила ребенка. Но беспокойная мысль о собственной неблагодарности, чувство вины не оставляли меня в покое. Под Новый год я решила нанести Ларисе последний визит. В подарок — будто под руку кто-то толкнул — купила аромолампу с красным китайским драконом.

Поболтав о своих делах несколько минут и вручив новогодний подарок, я ушла от нее окончательно. Я рассталась с ней в душе, так, по крайней мере, я в ту минуту это себе представляла. Но дальше все пошло, как в классическом фильме ужасов.

Я перестала спать и есть. Моя голова превратилась в горящий улей: мысли стремительными пчелами, не останавливаясь ни на минуту, обжигали мою голову. Все началось с вопроса: «Как Бог, Который есть любовь, отдал Своего Сына на такие мучения?». Появилось нестерпимое желание снять нательные крестики с себя, ребенка и мужа. Муж не позволил этого сделать, но на вторые сутки ночью в полубессознательном состоянии свой крестик я-таки выкинула в окно.

Следующие дни и ночи были самыми страшными в моей жизни. Описать словами происходящее невозможно. Иллюзорная реальность в моей голове полностью заслонила собой окружающий мир. Все мысли, приходящие мне в голову, обретали черты реальности. Из ощущений доминировали совершенно жуткий антарктический холод, ничем не утоляемая жажда и дикий страх. Помню, пришла мысль в голову, что, наверное, то же самое испытывают грешники в аду. Сама, будучи психологом, знакомая с азами психиатрии, я оценивала свое состояние как критическое. Если люди в таком состоянии попадают в наши психиатрические лечебницы, их там залечивают до безнадежного состояния. Причем реальность активно отзывалась на мое сумасшествие. К примеру, часа в два ночи я подумала о своей маме, и внезапно начала лаять подаренная ею игрушечная музыкальная собака, которую в тот момент никто не трогал, так как весь дом спал. Этот лай прекратило только вскрытие механизма и удаление батареек.

На мое счастье рядом со мной оказался хороший священник — протоиерей Владимир Пархоменко, настоятель Преображенского храма в нашем селе Пристанное. Я кинулась к нему и все ему рассказала. Он возвращал меня в реальность, он «якорил» меня к этому миру любыми способами, держал мою психику на плаву, делая упор только на реальные вещи. Однажды он спросил, смотрела ли я фильм «Игры разума» — про математика-шизофреника, которому иллюзия заменила реальность. «Вот и ты сейчас в этом состоянии»,— сказал он. И попал в точку.

Помню тот день, когда я почувствовала мгновенное прояснение рассудка и душевное облегчение. Как будто среди ночи выглянуло яркое солнце и осветило все окружающее пространство. Именно тогда отец Владимир сказал, что стоит прибегнуть к практике монахов в монастырях — тяжелый физический труд и внутренняя беспрерывная Иисусова молитва. Мои родители как раз делали ремонт и нуждались в помощи. Мороз стоял трескучий, и нужно было откалывать ломом замерзший песок и складывать его в мешки. Муж организовал меня на эти работы. Мешков восемь прошли как в тумане: сначала мне казалось, что я тащу человеческие головы, такие тяжеленные были мешки, потом — что в мешках души. Не помню, сколько я работала, но физически это было настоящим испытанием, хотя я занималась спортом и слабой себя никогда не считала.

Потом поменялся весь окружающий мир. До этого он напоминал голографическую картинку. А теперь стал объемным и приобрел свои натуральные очертания. Я вспомнила о еде. И о многом другом. Я вернулась в реальность.

Все, что со мной произошло, было, конечно же, попущением Господним и необходимым уроком: мне показали истинное обличье моего учителя. Ведь я долгое время не могла определить истину. Потому в моей жизни параллельно существовали монастыри, святые источники, богослужение, исповедь, Причащение… и парапсихолог Лариса. Многие годы я попросту раздваивалась. Что Бог ни делает, все к лучшему.

По прошествии времени я поняла, что Лариса — достаточно сильный гипнотизер. Поэтому все, что она мне внушала во время нашего общения, я начинала видеть в жизни. Примеров приводить не буду. Скажу только, что отношения в моей семье стали ужасающе скверными. Но тогда я не понимала, откуда ветер дует.

Сейчас эта парапсихологиня вышла из подполья, у нее свой кабинет в одной из гостиниц в центре Саратова. Она и пара ее учеников успешно промывают мозги жаждущим истины. По слухам, бесплатность у Ларисы кончилась, цены растут.

А у меня — новый учитель, новый гуру — полуторагодовалый сын. Чему же он меня учит? Он учит меня упорству в достижении целей (которого мне так не хватает). Учит самостоятельности, бесстрашию, чистой радости от происходящего, беспрерывному познаванию мира и любви к нему, учит открытости и искренности… Короче, учит стоящим вещам. Только сделав глоток родниковой воды, можно понять, что ранее пил болотную муть.

Чем глубже я погружаюсь в Православие, тем нагляднее для меня те гнилые доски в чистеньком заборе, который строила лжепророчица вокруг нас. Не спорю, основа скопирована с христианства. «Бог есть любовь, без него мы ничто, на все воля Божья» — через все рассуждения Ларисы это проходило красной нитью. Много говорила она о молитве. Но это были совсем не те молитвы, которым учит нас Церковь. Это были, скорей, некие монологи — самовыражение через «обращение к Богу». К Церкви и ко всему, что с нею связано, Лариса относилась критически: «Бог в душе, а не в архитектурном сооружении… Мы тоже ищем Бога, но идем к Нему своим путем». Но это было не движение к Богу, нет: нам предлагалось завести роман с самим собой на всю жизнь. Мистически и эгоистически настроенным людям с ленцой этот путь к Богу кажется более интересным, а подчас и просто захватывающим.

Православная Церковь призывает нас к ежедневному, ежечасному труду. Она не дает нам готовых ответов на вопросы о нашей жизни и судьбе. У таких, как Лариса — иначе: делать особо ничего не надо. Пришел — и за тебя все решили, и на все вопросы ответили, и здоровье поправили, и над судьбой поработали. А ты только денег заплатил. Многих это устраивает. Эти люди идут к «чудотворцам» вроде Ларисы и иже с нею. Но приведут их эти волшебники совсем не туда, куда обещают.

Светлана Пшеничная

0

17

Поражение гипнотизера

Написать об этом я хотела давно. Но мне не хватало уверенности в том, что это сегодня кому-то нужно. Теперь эта уверенность есть.

Немало лет назад, в журналистской молодости, я ответила согласием на предложение Ирины — психолога и давнего моего товарища по студенческому стройотряду. Ирина пыталась построить некий бизнес на платных семинарах по входившему в моду НЛП — нейролингвистическому программированию сознания. «Мы пригласили преподавателя из Новосибирска. Это необыкновенный человек. Он раскроет тебе твои возможности. Это очень дорого, но для тебя будет бесплатно. Таких впечатлений ты нигде не получишь. Потом подготовишь публикацию, все прочитают…».

Саратовцам, пожелавшим получить необыкновенные впечатления и раскрыть собственные возможности, предстояло провести семь суток в закрытом режиме, в арендованном пансионате на 6-й, кажется, Дачной. На сон и личные потребности отводилось четыре-пять часов в сутки, а все остальное время мы подвергались весьма интенсивному и агрессивному воздействию.

«Преподаватель из Новосибирска» носил фамилию Суриков. Звали его, насколько я помню, Константином. Но имя это пребывало для обучаемых под запретом. Мы должны были называть гуру Гаем — таков был его псевдоним. Нам всем было также велено выбрать псевдонимы, отказаться на эти семь суток от своих имен и ни в коем случае никому по имени не представляться. Многим это сразу показалось занятным — чем-то вроде увлекательной игры. Теперь я понимаю: это было нужно для того, чтобы лишить нас защиты, состоящей в жизненном опыте, в наработанных понятиях, мнениях, убеждениях каждого человека — в том, что ему дорого, что он сам готов защищать, в чем он до сей поры находил опору и надежду.

Суриков был по образованию врач-психиатр, но изучал, судя по всему, отнюдь не только психиатрию и даже не только это самое НЛП. Ему нельзя было отказать в весьма неординарных способностях и волевых качествах. О его амбициях мне рассказала потом та самая Ирина, психолог, вовремя, кстати, разорвавшая с ним связи: «Он говорил мне, что покорит мир — и в это нетрудно было поверить».

В отличие от многих нынешних «учителей-просветителей», Суриков не проповедовал суррогатного христианства. Напротив, он весьма резко и брутально требовал от своих учеников отказа от веры в Бога: «Кто здесь верит в Бога? Я предлагаю вам выпрыгнуть из окна — пусть этот ваш всевышний подхватит вас и мягко опустит на землю». Не знаю, отдавал ли он при этом себе отчет в том, что практически повторяет формулу искушения Христа сатаной, запечатленную Евангелием.

Суриков, он же Гай, обрушивал на наши головы гремучую смесь из ницшеанства, Кастаньеды, все тома которого проштудировал, и новейших разработок НЛП. Его лекции были продуманы очень хорошо — наивное, непросвещенное сознание втягивалось в них, как в гибельный водоворот. Перед нами вставал фантасмагорический мир — мир, в котором не было, по выражению нашего гуру, «ничего плохого и ничего хорошего», а также «ничего более важного, чем что-либо другое». Иными словами — не было иерархии ценностей и не было понятия о добре и зле. В этом мире отсутствовала также истина: «Что бы мы ни говорили — все это в любую минуту может оказаться ложью». Как и положено настоящему гуру, Суриков-Гай был со своими учениками суров. Любое непослушание или небрежение каралось грубым, беспощадным высмеиванием, унижением, оскорблением. В Сурикове было нечто, просто раздавливающее людей — здоровенные мужики боялись его, как первоклашки боятся строгого учителя, и совершенно не стыдились этого страха, сходу признавая, что «Гай — совсем не такой человек, как мы».

Но главную опасность представляло не это. Новосибирский психиатр был обучен очень сильному гипнозу. Его методы совершенно не были похожи на дилетантское «сцепите руки над головой — и вот, вы не можете их расцепить». Слушавшие Сурикова люди погружались в состояние, на первых порах напоминавшее приятный сон — слушателю казалось, что он просто начинает дремать от усталости. Но это был, как я теперь понимаю, не сон, а идеально управляемое состояние психики. Сопротивляться этому воздействию было невероятно трудно — напомню, что мы были ослаблены недостатком сна. Но я сопротивлялась и не давала гипнотизеру погрузить себя в «это» — в то, что не имело для меня названия. Гордиться здесь нечем. Я была крайне незрелым, неопределившимся человеком, я представляла собою непонятно что, не всегда находила в себе силы на корректировку поведения. И только сам Господь мог вложить в меня то, что никогда не дало бы мне стать адептом Сурикова. Я была далека от Церкви, но имела уже начатки христианского сознания и ни за что не согласилась бы обходиться без Бога. Все мое существо говорило завоевателю «нет». Почему такой защиты не оказалось у других — не знаю. Помню Лену, молодую женщину-врача — она говорила мне, что только познакомившись с Гаем начала по-настоящему жить, а раньше — «коптила небо». Помню Таисию Петровну, пожилую учительницу, выросшую в детдомах и не нашедшую счастья во взрослой жизни: она рыдала как помешанная и сквозь эти рыдания благодарила Гая, называя его своим счастьем. В сорокалетних мужчинах проявлялись застарелые комплексы недостатка мужественности — им казалось, что именно Гай сделает их настоящими, «крутыми».

Когда наш гуру впадал в обличительный пафос — «вы черви — я даю вам крылья, но вы предпочитаете ползать в своем навозе…» — становилось особенно ясно, что он актерствует. «Митрополит Антоний обращается к каждому из нас прямо и искренне, от всего сердца,— лихорадочно размышляла я, вспоминая маленькую синюю книжку проповедей Сурожского архипастыря,— а этот играет и как бы не удостаивает нас того, чтоб быть прямым и искренним с нами».

Профессиональный долг — увидеть все до конца! — не давал мне уйти из этого пансионата, что неплохо было бы сделать — в целях сохранения здоровья. На мою беду, Суриков положил на меня глаз, выделив из общей массы — я показалась ему интересным, перспективным объектом. Он втягивал меня в агрессивные диалоги, оборачивавшиеся колоссальным стрессом. Ведь, имея, по милости Божией, духовную защиту, я совсем не имела защиты психологической. А мои слабости и комплексы Суриков видел превосходно.

В последние сутки суриковского «семинара», совсем уже лишенные сна, мне стало худо. На недомогание от какой-то физической болезни это походило меньше всего. Описать это состояние трудно — для него просто нет слов в человеческом языке. Немногое, что я могу отразить словесно — страшная лихорадка, чувство страха и беспомощности. Окружающее воспринималось фрагментарно — будто передо мною стоит экран, и на нем появляются чьи-то руки, чье-то лицо, какие-то предметы, откуда-то доносится чей-то голос.

До сих пор не понимаю, как я добралась до дома. Помню, что спала — ровно сутки. А проснувшись и сориентировавшись во времени… поняла, что не знаю, как жить дальше. Все, чем я жила ранее, казалось растоптанным.

Православие в моем тогдашнем мире если и присутствовало, то только в виде двух-трех книжек упомянутого выше владыки Антония; главным же для меня была поэзия. В те минуты мне казалось, что я никогда уже не смогу ни читать стихов, ни писать их. Это было едва ли не первое, что я ощутила.

Прошу прощения за смысловой перепад: среди моих любимых поэтов нет Иосифа Бродского. С моей точки зрения, он чужд той русской поэтической традиции, которой я питалась сызмала. Однако именно Бродскому суждено было в те часы если не спасти (я, собственно, не погибала, чтоб меня спасать), то, по крайней мере, выручить меня из малопонятной и крайне затруднительной ситуации. На моем столе лежал его двухтомник; я раскрыла наугад и прочитала:

Когда снег заметает море, и скрип сосны
Оставляет в воздухе след, глубже, чем санный полоз…

Я услышала скрип сосны и поняла, что поэзия существует по-прежнему. Значит, мой мир жив. Доктор из Новосибирска не завоевал его и не уничтожил.

Никакой публикации я, конечно, не подготовила. Отвергая суриковскую идеологию в своей душе, я совершенно не была готова публично с нею полемизировать — у меня не было для этого ни знаний, ни опыта, ни уверенности.

Через несколько месяцев, шагая по улице, я увидела Сурикова: это была очередная его саратовская гастроль. Я решила бегло поздороваться и пройти мимо; но через минуту поняла, что сибирский гуру сменил маршрут и преследует меня. Вскоре он заслонил мне дорогу и спросил, как у меня теперь дела, т.е. чем, с моей точки зрения, продолжилось, как повлияло на мою дальнейшую жизнь наше с ним знакомство. Еще через минуту асфальт под моими ногами дрогнул, дома поплыли куда-то в сторону, а перед глазами осталось только лицо Сурикова с напряженными, недобро суженными глазами. Однако, по милости Божией, я произнесла то, что должна была произнести: «Я отвергаю вас; то, что вы делаете, то, чему вы пытались нас учить — дурное, злое дело».

Для Сурикова это было стрессом! Он пытался продолжить диалог, переключить мое внимание: «Ты ведь вроде в газете работаешь? Что там пишут про Белое Братство? Чем кончился этот процесс над ними в Киеве? А ты не думаешь, что этот твой всевышний — он мог специально привести тебя ко мне?».

Потом он оставил меня, сказав на прощанье «спасибо». За полученный урок или просто за откровенность — не ведаю. Больше я ничего не слышала — ни про этого человека, ни про его последователей. Мира, по крайней мере, он с той поры не завоевал, и это уже хорошо. Однако…

Когда моя подруга Ольга стала ходить на занятия в какую-то школу йоги, я не придала этому особого значения. Когда же она рассказала мне, каких теперь видит демонов — «ты не поверишь, совершенно отчетливо… Жутчайшие ребята… Нет, это не галлюцинация» — я поняла, что ничем уже не помогу.

Люди, будьте осторожны. Берегите себя!

Марина Бирюкова

0

18

Эксперименты вслепую

Обе ситуации, о которых идет речь выше,— совсем не редкость, не исключение. Возможно лишь, что эти примеры ярки и рельефны, но сами случаи типичны для нашего времени. Поиск «духовного» не там и не так — характерная черта эпохи, более, нежели от чего-либо другого, страдающей именно от бездуховности. Человек чувствует, что мир физический со всем тем, что в нем есть, не удовлетворяет, не насыщает его; он ощущает мучительную душевную пустоту, от которой не избавляют ни материальное благополучие, ни успешная карьера, ни даже любовь. И он ищет, чем напитать свой алчущий дух.

Казалось бы, двери Церкви открыты всем, и ее двухтысячелетний опыт и многостраничные святцы свидетельствуют о том, что пищу для своего духа находили и находят в ней миллионы и миллионы людей. Но в Церкви столько всего непонятного! Здесь требуется огромный труд: сначала, чтобы узнать и понять, затем — чтобы решиться на ежедневную, ежечасную борьбу со своим ветхим человеком, с его страстями, без которой христианство невозможно.

А вокруг так много других открытых дверей! Так много учителей и наставников, готовых преподать ищущему человеку тайные, сокровенные от прочих знания! И это оказывается, с одной стороны, удивительно просто, а с другой — удивительно привлекательно: не только соприкоснуться со «сверхъестественным», но и стать не таким как все, особенным. Искушение, точь- в-точь повторяющее то, что лишило наших праотцев пребывания в раю и радости богообщения.

И нет ничего странного или неожиданного в том, что подобному соблазну поддаются люди, не знающие Христа, далекие от Церкви. Это в каком-то смысле даже закономерно. В большей степени печально, что он не минует и тех, кто уже перешагнул порог храма и, быть может, уже не раз приступал к таинствам Покаяния и Причащения. Что это? Духовная слепота, неразборчивость в средствах для достижения цели, леность, тщеславие? Пожалуй, все вместе. Это и толкает человека на скользкий и вместе с тем манящий путь: отказавшись от работы над собственным сердцем, довериться кому-то, кто «знает лучше», кого «Бог избрал», кто «просвещен свыше». И начинается — поиск «старцев» и «чудес», «бабушек», таинственных, скрытых от мира «угодников Божиих». Или же — жизнь, параллельная жизни в Церкви, жизнь, в которой верующий человек, не смущаясь (или смущаясь, но преодолевая смущение) очевидным противоречием, общается с экстрасенсами, астрологами, биоэнергетиками. Забывая при этом, что в мире не существует «нейтральной» энергии. Есть Божественная благодать, и есть страшная, разрушительная сила, которая принадлежит тому, кто, по слову апостола Павла, нередко и с большим искусством принимает вид Ангела света. Можно много рассуждать о том, что эта демонская сила не опасна сама по себе, что она подобна тьме, которая не имеет собственной сущности, а является всего лишь отсутствием света. Однако, не вдаваясь в споры, скажем так: и во тьме, независимо от того, что она такое, человек спотыкается, падает, расшибается, порой даже насмерть. И эта темная, бесовская сила так же ослепляет, приводит к падениям, разрушает физическое и душевное здоровье, и если не обратится человек к единственному Источнику света, то может совсем погибнуть, причем не только для этой, но, что гораздо страшнее, и для будущей жизни.

К обоим авторам Господь был милостив: дав немного пострадать, Он избавил их от тех совсем уж печальных последствий, к которым могли привести их далеко не безопасные эксперименты. Отчасти — оттого, что в них самих было то, что не дало врагу совершенно овладеть их душами, оттого, что их заблуждение не было сознательным удалением от Бога, а стало лишь следствием неопытности и неблагоразумия. Отчасти же — потому, что их опыт и их свидетельство, возможно, кому-то принесут пользу, послужат к назиданию, заставят задуматься…

Игумен Нектарий (Морозов)

0

19

Если сюда кто-нибудь заходит, то хочу сказать. Здесь тоже можно дискутировать и высказывать свое мнение.
Мое мнение в том, что путь поиска счастья путем максимального узнавания и развития своих чувствований, устремлений, "внутреннего мира", сверхспособностей и т.д.- это путь вовсе не к свету, а  в бездну. Завораживающий, весь в ярких красках, но ведущий во мрак.
Вот еще одна цитата о том, что происходило перед революцией, но узнаваемо и близко до безобразия:
Чем объяснить неприязнь интеллигенции к Церкви? Укажем на одну причину, которая нам кажется главной. Церковь – это живая духовная среда, имеющая свои законы и структуру, которые охватывают всю жизнь человека. Церковь требует от христианина непрестанной борьбы со своими страстями и духом гордыни. Человек должен постоянно изменять себя, очищать свое сердце, контролировать не только поступки, но мысли и тайные желания. Здесь ему предлагается новая система ценностей, новые нравственные ориентиры, не похожие на светский этикет. От него требуется не только вера, но религиозная дисциплина: посещение храма, регулярные молитвы, соблюдение постов; его частная, домашняя жизнь должна быть слита с литургическими ритмами церкви, он получает свободу через борьбу со своими страстями, и духовную мудрость через подчинение ума вечным истинам. Поэтому церковное христианство является во многом делом воли, мы бы сказали – подвигом воли.

Либеральное абстрактное христианство ничем не связывает человека: понимай христианство как хочешь, и живи, как тебе угодно. Здесь нет ни жертвенности, ни напряженной борьбы с собой. Либеральное христианство считает все присущее человеку, в том числе страсти, естественным и, следовательно, позволительным. Здесь представления о природной испорченности человека отсутствуют, все заповеди сводятся к одной: делай, что тебе хочется, но только не причиняй зла другим людям. И здесь существует множество отговорок, недоумений, возможностей, обойти даже скудную моральную декларацию либералов. Можно быть лжецом, клятвопреступником, и в тоже время тонко рассуждать о трансцендентальных вопросах; можно быть развратником, и в тоже время горячо доказывать благотворное влияние христианства на культуру народа – все это не будет тревожить совесть либерала.

Борьба со страстями, в которых многие видят яркие краски жизни, и с гордыней, которая в миру обычно отождествляется с человеческим достоинством, оказались не по силам и не по нраву людям, преданным страстям.

0

20

При встрече с отцом Саввой я не чувствовал никаких особых эмоциональных переживаний — наоборот, они утихли, как ветер, которому сказал Господь:стихни и  перестань (см.: Мк  4, 39). Я подошел к отцу Савве, и в то же время мне показалось, что это он подошел ко мне и принес с собой то, чего мне так не хватало, — окружающий его дух не земной, а какой-то глубокой, всепроницающей тишины. Эту тишину я ощутил в своем сердце. Разговоры с богословами, напротив, колебали мой ум, как будто я находился в лодке, раскачивающейся на волнах. А здесь все оказалось просто, ясно и понятно. Замолкли внутренние противоречия, отступили темные силы, грызущие зубами сердце, и стало просто хорошо, как будто солнечным утром я пробудился от какого-то тяжелого сна. Это было состояние совершенной уверенности в бытии Божием, в Его присутствии и в Его благом Промысле обо мне — так мы уверены в том, что существуют земля и небо. В этом состоянии невозможно рассуждать о вере, как невозможно и нелепо доказывать, что ты есть на этом свете. Благодать можно назвать «очевидностью Бога».

При встрече с подвижником особое пламя охватывает сердце. Это пламя не жжет, не вводит в состояние восторга, а открывает человеку, что есть еще некое таинственное «сердце в сердце», где обитает Господь. Как странно: если бы те же слова, которые произнес отец Савва, я услышал от другого человека, они осели бы в памяти ума, а сказанное отцом Саввой вошло, как острый клинок, в глубину сердца и осталось там навсегда.

0

21

Пусть здесь будет мое мнение по поводу темы этажом выше про конец света.
все равно у меня сейчас все мысли о христианстве

У меня тоже ощущение изменений в мире. Что то, что всю историю человечества было неизменным и считалось основой, теперь пришло в движение и не будет прежним.
По поводу юбилея Победы было много слов, воспоминаний, цитат писем солдат. Резануло то, что люди умирали за родные поля, березки, небо, в полной уверенности, что сами они умрут, станут землей, а это все будет жить вечно.
И вот, последние несколько лет нет больше такого чувства! Вечности природы, мира вокруг нас. Все словно стало таким хрупким...

Только меня не устраивает, в каком ключе шло обсуждение в теме "наверху": или пожить в удовольствии и помереть, или попытаться спасти свою шкурку, в общем, все касательно этой временной жизни...

0

22

Мое мнение в том, что путь поиска счастья путем максимального узнавания и развития своих чувствований, устремлений, "внутреннего мира", сверхспособностей и т.д.- это путь вовсе не к свету, а  в бездну. Завораживающий, весь в ярких красках, но ведущий во мрак.

Обоснуйте.

Вот еще одна цитата о том, что происходило перед революцией, но узнаваемо и близко до безобразия:
Чем объяснить неприязнь интеллигенции к Церкви? Укажем на одну причину, которая нам кажется главной. Церковь – это живая духовная среда, имеющая свои законы и структуру, которые охватывают всю жизнь человека.

Бред. Неприязнь НАРОДА(а не только интеллигенции) к церкви перед революцией объяснялось проще простого - к тому времени 300 лет церковь была государственной структурой, и полностью морально разложилась. Большинство священников мало того что получали жалование, так еще и не стесняясь ничем, обирали паству. Постоянный обман верующих с "чудотворными", "мироточащими" и прочими поддельными "святынями", двуличие священников и монахов - все это видел народ. Результат все знают.
И к сожалению, нынешняя церковь на старых уроках не учится... В церковной литературе - куча откровенной лжи и мракобесия, противоречий и лицемерия еще больше. Чего далеко ходить - тут мы пишем "я просил у Бога сил - Он дал мне испытания, закалившие меня", и рядом - "За грехи наши Бог наслал засуху, и надо молить Его о дожде"...  Священники - часто малообразованы. Доходы у церкви - достаточно приличные, церковные лавки торгуют минимум со 100% наценкой, а с панихид и молебнов за здравие несут пачки заказов толщиной в несколько сантиметров(20 гривен заказ, в сантиметровой пачке около 100 листов, дальше сами подсчитаете или мне считать?), куча прочих небесплатных и при том сомнительных услуг...

Борьба со страстями, в которых многие видят яркие краски жизни, и с гордыней, которая в миру обычно отождествляется с человеческим достоинством, оказались не по силам и не по нраву людям, преданным страстям.

Аха, всем срочно одеваться в балахоны, и стыдиться самих себя?

0

23

evk
к сожалению, я явно не обладаю даром слова. Поэтому и пытаюсь передать самое для меня дорогое с помощью цитат.
Если Вам будет интересно, попробую и по первому вопросу объяснить своими словами. Пока же чуть-чуть по второму:
да, конечно, как только церковь становится силой в обществе, в нее тут же устремляются ищущие себе власти, денег, т.е. всяких земных благ. Настолько, что настоящие святые нередко бывают ими гонимы. Даже казни Христа добились от Пилата  как раз стоявшие тогда у вершин духовной власти.
Но если судить по ним, то вместе с водой выплеснем и ребенка. А ребенок здесь - суть, те отношения с Богом, которые, если искать их, возникают в какой-то момент как луч света, как, может быть, пробуждение эльфов, как любовь, и почувствовав один раз которые, не променяешь их ни на что на свете.

0

24

Я раньше намекал в одном посте на бездоказательность постов Анны, однако же

Бред. Неприязнь НАРОДА(а не только интеллигенции) к церкви перед революцией объяснялось проще простого - к тому времени 300 лет церковь была государственной структурой, и полностью морально разложилась.

Разложилась не Церковь а народ, который и образует Церковь. Для новой советской власти она была помеxой.

Большинство священников мало того что получали жалование, так еще и не стесняясь ничем, обирали паству.

У Вас есть информация о тайныйx доxодаx Церкви? Ну так покажите? Наверно наркобизнес (где-то и такое писали).
А как по-вашему на что должны жить священники в миру? Натуральный обмен уже не действует. Факт, что в некоторыx монастыряx и требы бесплатно делают вас тоже видимо не интересует.

Постоянный обман верующих с "чудотворными", "мироточащими" и прочими поддельными "святынями", двуличие священников и монахов - все это видел народ. Результат все знают.

Все, иду просить сделать экспертизу. Xотя ее уже делали...

И к сожалению, нынешняя церковь на старых уроках не учится... В церковной литературе - куча откровенной лжи и мракобесия, противоречий и лицемерия еще больше.

Вы наверное и не видели что там пишут.

Чего далеко ходить - тут мы пишем "я просил у Бога сил - Он дал мне испытания, закалившие меня", и рядом - "За грехи наши Бог наслал засуху, и надо молить Его о дожде"...

Ну здесь No comments.

Священники - часто малообразованы.

Вы проверяли? Или верите слуxам? Нет, даже не задумывались.

Доходы у церкви - достаточно приличные, церковные лавки торгуют минимум со 100% наценкой, а с панихид и молебнов за здравие несут пачки заказов толщиной в несколько сантиметров(20 гривен заказ, в сантиметровой пачке около 100 листов, дальше сами подсчитаете или мне считать?), куча прочих небесплатных и при том сомнительных услуг...

Об этом уже писал выше.

PS: Никоим образом не xочу оскорбить оформлением поста. Однако обсуждать подобные посты с предложениями обосновать и с... необоснованными доводами против можно бесконечно.
Я не отношу себя на 100% ни к одной из сторон, а смотрю только на обоснованные доводы.
Все ИМXО, применительно к Православному Xристианству.

0

25

silmorren
насчет "докажите" и бездоказательности
я уже говорила где-то, и еще раз повторю свое мнение: наш 3 мерный мир, 4е, 5е, 25е измерение - это все явления, миры, сотворенные Создателем.
А Он сам - не то, чтобы даже их выше. Он - Создатель. Он - совершенно иного порядка, если вообще можно говорить о Нем в таких терминах. И как мы, создания, пусть и "по образу и подобию" хотим понять Его своими мозгами?
По моему глубокому убеждению мозг - продукт и орудие, данное нам для  познания (в какой-то степени) этого мира, в котором мы живем. Как глаза - орудие зрения, в какой-то мере позволяют нам ориентироваться при движении, но информация, получаемая нами при их помощи - очень ограниченная. Она объективна, но пчела видит по-другому, и тоже объективно. А слепой, подключивший какие-то неведомые ощущалки, может все воспринимать еще как-то и даже точнее нас, зрячих.
Орган же познания Бога в нас - не знаю какой, но точно не мозги. Он, этот орган, проявляет себя в первую очередь бездоказуемым знанием, что Он - есть. И он же каким-то состоянием, похожим на голод, толкает нас на Его непрерывный поиск. Мы ищем, но долго не знаем, что ищем именно Его. Мы пробуем то, другое, на какое-то время дающее восторг открытия "истины". Но проходит время, и восторг проходит, и мы опять чувствуем, что жизненно нам необходимое еще не найдено. И так, покуда не происходит этот незримый контакт, миг, в который точно открывается, что вот оно! То самое. Которое найдя уже ни с чем не перепутаешь.
И тогда совсем по-другому начинают звучать и пониматься даже 100 раз слышанные, но до того отвергнутые гордым умом слова.
Зачем пишу? А чтобы они 100 раз вокруг и были. Чтобы если какая душа подошла уже близко, то может как раз с этой встречи те же слова вдруг ее коснутся.

0

26

Если сюда кто-нибудь заходит, то хочу сказать. Здесь тоже можно дискутировать и высказывать свое мнение.
Мое мнение в том, что путь поиска счастья путем максимального узнавания и развития своих чувствований, устремлений, "внутреннего мира", сверхспособностей и т.д.- это путь вовсе не к свету, а  в бездну. Завораживающий, весь в ярких красках, но ведущий во мрак.

а меня такие мысли посетили по этому поводу..
правильно когда развитие человека происходит естесственным путем..без всяких там форсированных открытий своих сверхспособностей с помощью каких либо гуру или там тренингов..
вроде того как довериться своему высшему я.. а уж оно то об этом позаботиться в лучшем виде-может там книга какая-нито вроде как случайно попадет или с кем то там разговорися или познакомися а может случайно услышишь какой -нить диалог что заставит тебя кое над чем задуматься..и все в таком духе)
и в результате тебе будут открываться все новые горизонты мироздания по мере твой готовности к ним)
это можно сравнить чтобы было понятней чего хочу сказать с бутоном цветка который еще не раскрылся..всему свое время и он обязательно раскроется и будет всех радовать своей красотой) а ежели попытаться его раскрыть раньше времени со стороны то можна так навредить что он и погибнуть может)
в общем не стоит думать так.. что ежели я похожу на какие то там тренинги или того типа семинары.. я раскрою свои сверхспособности и стану крут!
думается мне заблуждение все это)

0

27

Пусть здесь будет мое мнение по поводу темы этажом выше про конец света.
все равно у меня сейчас все мысли о христианстве

У меня тоже ощущение изменений в мире. Что то, что всю историю человечества было неизменным и считалось основой, теперь пришло в движение и не будет прежним.

кстати сегодня выдалось у меня свободное время и зашел я в книжный магазин ..бывает иногда ..ради интереса захожу посмотреть че за книги   нынче )
так вот..удивило что на тему 2012 года там целый стенд был..
так много всяких книг на эту тему..просто полистал заглавия..и поразился..
черным по белому понятно излагаясь все эти авторы пишут..что мол да эта угроза реально существует..там и тема электромагнетизма и какого- то там коллайдера или че то такое)вулканы ..катаклизмы..и доказывают резкое смещение электромагнитных полюсов Земли и все в таком духе..
прям оглянулся и посматрел на лица окружающих..а жизнь то..жизнь идет своим чередом не взирая ни на что..
ну все же об этом стоит задуматься..

0

28

Kert
про "духовный рост" - не знаю. Знаю только, что Христос говорил: "Блаженны нищие духом". Так нам заповедано, не копить коллекцию собственных достижений. А когда мы сами о себе думаем, что в чем-то возросли, то, может быть, ставим перед собой красивую ширму, за которой еще труднее увидеть, что там делается на самом деле.

Про 2012. У нас недавно документально-художественный фильм прошел "Кракатау", сделанный по записям очевидцев. Так там тоже уже и дымило вовсю, и земля под ногами тряслась, а народ упорно продолжал свои дела, уговаривая не сгущать краски всяких о чем-то волновавшихся кассандр.

0

29

Митрополит всея Америки и Канады Иона: «Православие – надежда на исцеление в океане колоссальной боли»
Митрополит Иона (Паффхаузен)
28 апреля 2009 г. Источник: Православие и мир

В России проходит первый официальный визит Блаженнейшего Архиепископа Вашингтонского и Нью-Йоркского, Митрополита всей Америки и Канады Ионы. После совершения богослужения в храме вмц. Екатерины на Всполье митрополит Иона ответил на вопросы главного редактора портала «Православие и мир» Анны Даниловой.

– Владыка Митрополит, сегодня мир становится все более и более секулярным. Каждый день мы видим, как христианство вынуждено уступать той или иной новой норме политкорректности, как все реже можно говорить о христианстве и его роли в становлении европейской цивилизации. Религия может воспринимться как нечто ненужное или даже опасное. Как Вы думаете, есть ли надежда на то, что западная цивилизация обратится к своим христианским корням, или секуляризация так и будет усиливаться далее?

– Действительно, в Соединенных Штатах все происходит именно так. Многие из основных протестантских деноминаций, например, движение евангелистов, сегодня разваливаются, очень быстро теряют прихожан, закрывают свои храмы. Дело здесь не в христианстве как таковом, причина в духовном банкротстве этих течений, отколовшихся, отошедших от православия.

Православие в США сегодня переживает период расцвета, число православных очень быстро растет – многие люди из самых разных течений и деноминаций – протестанты, католики, евангелисты, пятидесятники, атеисты (у нас тоже есть атеисты, как и они были в Советском союзе, – поясняет, улыбаясь, владыка Митрополит) агностики и нецерковные люди находят в православной Церкви полноту опыта спасения во Христе.

Американец приходит в православие потому, что он влюбляется в православие, это православие – это, можно сказать, любовь всей жизни (Митрополит Иона использует слово «love affair» – прим. ред). Сначала человек ищет истину, ищет церковь, которая сохранила бы апостольскую преемственность, а затем влюбляется в православие. Люди обретают образ жизни, который делает их счастливыми, дает чувство полноты и свободы. В других течениях и церквях мы наблюдаем уклон в «общественное евангелие» (движение, считающее, что весть христианства направлена на решение не духовных, но физических проблем человека – прим. ред.) и, к сожалению, потерю всякого чувства и понимания христианской нравственности. Многие христианские деноминации проповедуют безнравственность, и многие христиане считают это настоящим скандалом и уходят из церквей. И правильно делают.

В Православной же Церкви мы едины, у нас общий взгляд и общий образ жизни. Мы должны воцерковлять свой образ жизни чтобы следовать Иисусу Христу и Евангелию. В этом великая сила Православия. Суть не в том, чтобы просто принадлежать к православию, исполнять какие-то обряды, ходить на какие-то службы, суть в том, насколько по-христиански мы живем, как мы любим друг друга, как прощаем друг друга, как мы принимаем новопришедших и помогаем им возрастать, как мы помогаем им и разделяем с ними спасение, наполняя их жизнь.

В современном секулярно-материалистическом обществе так много людей одиноких, находящихся в изоляции, не знающих, куда идти и к кому обращаться. В мире сегодня столько колоссальной тяжелейшей боли! И мы можем обращаться к этим людям, мы должны идти к ним! Основная, фундаментальная миссия церковного сообщества – проповедовать им, идти к ним, и говорить об Исцелителе, разделяя с ними, одинокими, с невыносимой душевной болью, любовь. Так мы исполним Писание Господа Иисуса Христа.

– Владыка митрополит, что должно быть главным в современной христианской проповеди?

– Все средства современной проповеди важны – Интернет, книгоиздание. Русская Православная Церковь проводит здесь колоссальную работу. Мы часто даже шутим, что хорошо было бы и нам в Америке иметь возможность выделять такой же бюджет на церковные коммуникации, ведь у нас всего три сайта. Все это важно и полезно.

Но самое важное – это то, что каждый христианин должен обратиться к другому человеку, тому, кто одинок, кому больно и это будет самым сильным свидетельством о Христе и Евангелии, и это приведет их туда, где они найдут исцеление.

Христос Воскресе!

0

30


Год со святителем Николаем (Велимировичем).
18 октября Православие.Ru / Интернет-журнал, 18 октября 2010 г.
http://www.pravoslavie.ru/jurnal/42050.htm

Ты не одинок

Не бойся, ты не одинок. Одинок тот, кто не знает Бога, даже если имеет в друзьях полмира. Такой и среди самого многолюдного собрания будет говорить — так часто бывает: мне скучно! Ничего не могу поделать, всюду скука! Так говорит душа без Бога, скорлупа без ядра, пепел без огня.

0